а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Сергеев М.Д. / Произведения

Как Сибирячок учился летать

Как ни длинна зима, а конец у неё всё же есть. Первым весну увидел старый кедр, он ведь был всех выше в тайге, и солнце, укладываясь по вечерам спать, посылало ему всегда самый последний лучик: «Доброй ночи, кедр-великан», а просыпаясь на рассвете, приветствовало его самым первым лучиком: «Доброе утро, стоишь ещё?»
– Стою, стою! – улыбался в ответ кедр.
И на этот раз его разбудило солнышко, но было оно какое-то новенькое, словно помолодевшее, и лучик-привет его был таким тёплым, что старый кедр сразу догадался в чём дело.
– Весна, весна пришла, голубушка наша! – зашумел он на всю тайгу.
И хотя ещё лежал снег, и стужа была знатная, деревья стали просыпаться, потягиваться, стряхивая с ветвей ледышки, рассказывать друг другу зимние сны.
– Доброе утр-р-ро! Доброе утр-р-ро! Вставай, Сибирячок, весна пришла!
Ворона уселась на пол и попыталась стянуть с малыша тёплое одеяло из паутинной пряжи, набитой птичьим пухом.
– А что такое «весна»? – спросил Сибирячок, протирая глаза.
Весна – это... весна!
– Ага, понятно. Весна это весна. Вы так хорошо всё объясняете...
«Да... – подумала ворона, – ничего не знает, нужно учить уму-разуму, он ведь толковый, всё на лету схватывает. Как я сказала? На лету? Ого-го, это идея! Крямо замечательная идея!»
И ничего не сказав Сибирячку, она куда-то улетела.
А Сибирячок сделал физзарядку, выпил чаю с мёдом и только хотел убрать со стола, как услышал за дверью голоса.
– Нет, пожалуйста, пожалуйста, – говорил глухарь, – да разве мне жалко? Они запасные, по этой причине абсолютно новые. Но поднимет ли их Сибирячок? Ведь прежде, чем они его поднимут, он их должен поднять...
– Кра-вильно! Кра-вильно говоришь!
– Мо-и, мо-и, годятся! – закричала синичка.
– Твои маловаты, – проворковал дикий голубь, – мои как раз будут.
– Надо попр-робовать, – согласилась ворона.
«О чём это они толкуют?» – подумал Сибирячок, вышел из дому и увидел, что на полянке под старым кедром собрались птицы, живущие поблизости, разложили на земле какие-то яркие лоскутки и спорят. Это были крылья. Малыш никак не мог только догадаться чьи, потому что птицы без крыльев выглядели забавно, они совсем не были похожи сами на себя.
Все птицы по очереди примерили Сибирячку свои крылья. Одни были малы, другие велики, третьи длинны, четвёртые коротки. Прав был лесной дикий голубь: его сизые крылья оказались малышу впору. Голубь улетел и вскоре вернулся, неся в лапках пару запасных крылышек, и ловко приладил их Сибирячку.
До самого вечера Сибирячок под присмотром вороны и голубя учился летать. Он подпрыгивал и кувыркался над землёй совсем низко, потом взобрался на ближнюю ветку кедра, потом – повыше. Да, это было куда интереснее, чем камнем лететь через речку.
– Хвостом, хвостом рули! – кричал голубь.
– Чего нет, того нет, – смеялась ворона.
– Нет у меня хвоста!
– Тогда лапами!
– Чего нет, того нет, – продолжала своё ворона.
– Это в каком же смысле? – обижался голубь.
– А в том смысле, что надо смыслить: у него ноги. Ноги!
– Не всё равно, ноги ли, лапы ли? Важно, чтобы рулил!
Не ссорьтесь, будьте добры, вон уже как я умею.
И Сибирячок взобрался на самую верхнюю ветку старого кедра.
– Осторожнее, сынок, – чуть слышно сказал великан, и, затаив дыхание, следил, как малыш, широко раскинув крылья, парил вокруг его кроны. Довольный старик расправил все свои веточки, будто помолодел от радости.
Но что это? Расхрабрившийся Сибирячок забыл об осторожности, крыло зацепилось за ветку ближней сосны, и, потеряв равновесие от удара, плохо владея собой, малыш полетел к земле.
Старый кедр замер, смола от напряжения выступила на его стволе. Если бы он мог, он шагнул бы, подставил малышу свои ветки, ласково поймал бы его. Но деревья, даже самые мудрые и волшебные, не могут сделать и шага.
«Бедный Сибирячок», – горестно вздохнул кедр.
Но ворона проявила неожиданную ловкость, которая ей, птице степенной, небыстрой, вовсе и не свойственна. Она бросилась наперерез, ухватила на лету Сибирячка за полу его шубки, а тут подоспел голубь, и они вдвоём бережно опустили малыша на полянку.
– Испугался? – спросил голубь.
– Что вы! Летать – это же замечательно!
– Конечно, – сказала ворона важно, – особенно если каждый раз я рядом.
 

А кто там кружится

 над светлым простором долинным?

А кто там машет

 весёлым крылом голубиным?

А кто облетает

 тайгою поросшие горы

И так удивлённо

 глядит на открывшийся город?

Он видит реку,

что лежит голубым полукругом.

Он видит дома,

что как птицы летят друг за другом,

Он видит трамваи

 на линиях улиц стозвонных

И вас – ребятишек

 на школьных дворах полуденных.

А кто там кружится

 над городом нашим весенним,

Наполненным гулом,

работой, учёбой, весельем?

Сейчас он замедлит полёт,

на газон приземлится...

Пусть станет вам другом мальчишка,

летящий как птица.

 

Ребята, а вы хотели бы научиться летать?