а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Соловьев М.В. / Произведения

Юлина каша

Нужно что-то делать… Срочно! Аяна места себе не находила, такая сердитая была…

Дождалась старшую сестру, называется! Ладно б разница в возрасте… А тут каких-то два года и на тебе…

Обида гложет Аянку, а что делать, не знает. Первые мысли, когда тебя обидели, совсем страшные: второй раз и думать не захочешь.

Так что же такое сочинить, чтоб поняла наконец? Ну чтобы дошло…

Обиды, они вообще штука прилипчивая. Нет, вроде правильно все, и старшим нужно помогать, но слишком уж читать Аяна любит. А те, кто с книжкой неразлучен, – вообще счастливчики!

Ни в одном кино или телевизоре не найдешь таких увлекательных историй, какие в голове твоей из простеньких букв складываются… И главное, сколько историй тех напридумано – не сосчитаешь… Будь Аяна взрослее, наверняка называла бы чтение не меньше, чем Большое Путешествие.

Тяжело из миров тех к реальной жизни возвращаться. Только-только ты начинаешь понимать, что же задумал главный плохой из книжки «Голубые люди Розовой земли», а тут на тебе – иди посуду мыть. Крадешься вместе с героями по джунглям на другой планете, дрожишь ли от страха или радуешься победам, а тут вечерняя дойка подоспела… Бежишь на задний двор, помогаешь телят привязывать-отвязывать, а сама думаешь, чем все-таки история закончится?

А сегодня сестренка приехала из интерната балетного из Улан-Удэ. Ждала ее Аянка, переждала, а та приехала и давай старшую изображать… Прямо мамочкины нотки копирует, когда командует, – мама-то педагог-хореограф, и Юлечкина ей под стать. Сделай то, сделай сё, мол, хватит уже с книжкой валяться… А сама после усядется в кресло и в телефон упрется. А с телефона того никакого толку: интернет здесь, в высокогорье, даже медленнее коров…

– Хватит в телефон пялиться! – копирует Аяна бабушку Ларису перед зеркалом. – Иди лучше книгу читай…

Юля из соседней комнаты фыркает, мол, в городе кто сейчас читает? Ботаники? И с чего разговорилась-то? Иди-ка на летнюю кухню – бабушка ужинать звала… Да и каши мне наложи – пускай остынет…

Вроде и просьба пустяковая, но вновь слышит Аяна нотки городские в голосе сестренки – презрение ей видится в каждом слове. Как такое стерпеть?

Только дверь хлопнула, как Аянка на летнюю кухню выскочила. Каши ей наложите, принцессе балетной… А бабушка у плиты дрова знай подкидывает – любит внучка в печку на огонь смотреть, но не сегодня… Нужно эту Юлю осадить, ой как нужно!

– Юля каши просила наложить, чтоб остыло, – обычной скороговоркой выпалила Аянка.

Все должно идти как обычно: если узнает бабушка, что внучка задумала, ничего не выйдет… А та и не засекла ничего, глянула с любовью – и две тарелки каши черпаком грузит, только миски алюминиевые щелкают…

Теперь главное – незаметно дырочку в каше проделать. Ковыряет Юлину кашу обратной стороной вилки Аяна и, как бабушка до печи отвернулась, из «Ферри», чем посуду моют, в ту дырочку зеленой жижи и налила.

Теперь закроем-залепим, щурится внучка на бабушку и загребает «Фэрри» аккуратненько с горкой…

Сдвинула миску на край стола – сделано! И за свою кашу принялась… Ест и переживает – правильно или не правильно сделала? И понимает вдруг, что никак не объяснишь теперь ситуацию: каша-то «заряженная» на углу стола сестру ждет. Может, тарелку перевернуть?

Сомнения Аянки дедушка Толя прервал. Зашёл. Отряхнулся. Ложку хвать со стола и миску Юлину берет…

– Остыла? – спрашивает, а у внучки и дыхание перехватило – слово сказать не может, а дедушка черпанул каши и есть давай…

«Фэрри» Аянкино дедушка со второй ложки нашарил. В лице менялся на глазах, а когда спросил, мол, что это, еще и пузырь мыльный изо рта полетел…

Бабушка застыла с посудой в руках – на дедушку Толю смотрит. Юля в дверях хихикнула глупо и осеклась. А внучка младшая со стыда горит. Только и сказала с перепугу, мол, Юлина это каша была – обидела она меня…

Досталось, конечно, Аянке, но после, как просмеялись все. Папа приехал – тоже смеялся. Мама поменьше смеялась и все пыталась в глазах дочери усмотреть что-то. А что там смотреть? Стыдно-обидно, что дедушку вместо Юли «Фэрри» накормила… А та прокралась вечером к Аянке в постель, шепнула ласковое, и заснули в обнимку сестренки, как когда-то давным-давно, еще до Юлиного интерната…

Декабрь 2019 г.