а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Сергеев М.Д. / Произведения

Путешествие в Страну Бантиков


В школе номер сто семнадцать начинался бал выпускников, — они успешно закончили первый класс. Это может показаться странным, но в классе были одни девочки. Нет, мальчики, конечно, тоже учились, но к концу года Петя заболел, Саня перевёлся в другую школу, а Степашка решил на бал не ходить — ещё чего, замучаешься с этими девчонками танцевать! Мамы так расстарались, собирая дочек на праздник, что у каждой из малышек на макушке торчал бант небывалой красоты, и, если посмотреть с балкона, то казалось, что в зале вовсе не ученицы, чинно восседавшие на стульях, а пёстрая цветочная клумба — красные и синие, зелёные и абрикосовые, малиновые и цвета индиго, а один бант был даже цвета байкальской воды... Да. было на что посмотреть. Вот учительница Вера Мартыновна поздравила девочек с окончанием учебного года, все закричали "ура", быстренько раздвинули стулья и стали танцевать. Тут-то всё и началось. Таня Маринадова сказала Соне Гороховой:
— Какой-то бант у тебя странный, цвета маринада!
-  А у тебя жёлтый, как горох!
— А у меня всё равно лучше, чем твой!
Тут подбежала Оля и закричала:
— Не спорьте,  самый лучший бант у меня!
Что  тут началось!  Сбились все девчонки в кучу и стали кричать  одна громче другой, что у неё самый красивый,  самый дорогой,  самый  нарядный,  самый,  самый, самый бант! А пока они шумели и чуть не подрались, банты на их головах пропали.
    — Эй,  Маринадова! Верни мой бант!
— А ты сперва верни мне мой!
— Да не брала я у тебя твой задрипанный кокошник!
...А тем временем по двору шёл Михаил Маркелович, директор школы, и был удивлён: из окна зала вылетело множество разноцветных бабочек — красные, синие, зелёные, абрикосовые, малиновые, маринадные, гороховые и цвета индиго, и даже одна — синевато-зелёного пронзительного цвета байкальской воды. "Откуда столько бабочек? — удивился Михаил Маркелович. — Не иначе, как из кабинета биологии, где на стене вывешена коллекция бабочек из всех стран мира". Прибежал он на третий этаж, торопливо вставил ключ в замок, распахнул дверь — все бабочки на месте. Тут-то он и услышал шум, доносившийся из зала, поторопился туда, и как раз вовремя, а то пришлось бы вызывать милицию.

Увидев директора, девочки притихли.
— В чём дело? — спросил строго Михаил Маркелович.
Соня Горохова подняла руку.
— Говори, Горохова.
—  У нас у всех бантики пропали!
— А это не они ли вон там летят по небу? — пошутил директор. Девочки бросились к раскрытым окнам зала и удивились: над далёкими деревьями летели разноцветные бабочки, очень похожие на их банты.
Когда девочки обернулись, они удивились ещё больше: на сцене рядом с Михаилом Маркеловичем стоял странный человек, весь полосатый, как занавески на окнах. А это и была занавеска, завязанная бантом, и она заговорила:
— Вы вели себя так безобразно, что ваши ленты, которые так старательно покупали в магазинах мамы, улетели в Страну Бантиков. Они навсегда останутся там, и вам их никогда не вернуть!
— Неужели никогда? — спросил Михаил Маркелович.
— Никогда, ни за что!
— Это не по правилам, — нахмурился директор, — в любой истории должен быть выход, иначе не интересно.
— Выход есть, — негромко проговорила другая штора, тоже завязавшись в бант.— Но для этого нужно отправиться в Страну Бантиков, а дорога туда трудна и опасна. Те, кто дойдёт туда, спасут свои банты, а те, кто не хочет отправиться в путь — весьма пожалеют. Тут оба банта-шторы развязались, слетели со сцены и вернулись на свои места на окне.
— Я пойду! — сказала Таня Маринадова.
— И я пойду! — закричала Соня Горохова!
— Я с вами, — тихо сказала Оля. — Но как мы найдём путь?
Две шторы на втором окне зала завязались в большущий бант и сказали дуэтом:
— Вам укажет дорогу берёзовый листок.
Девочки вышли во двор. Среди других деревьев школьного сквера высилась древняя берёза, она росла здесь, когда не было ещё в этом месте ни школы, ни улиц, ни самого городка Чудоеланска. Второклассницы подбежали к дереву, и только они прикоснулись к стволу, как оторвался от ветки и слетел вниз большой нежный лист, стукнул Таню Маринадову по голове и двинулся вдоль школьного забора к воротам. Девочки ринулись за ним. Листок перелетел через улицу и замер у остановки троллейбуса номер три, маршрут которого кончался за городом у Весёлой горы, покрытой дремучим лесом. Девочки пошли в гору.
На вершине они увидели, что за кустами на противоположной стороне каменного круга, спокойненько стоит себе могучая, ослепительно сверкающая на солнце берёза. Девочки подбежали к дереву и закричали:
— Берёзка, берёзонька, выручи нас.
— Пусть лист твой дорогу покажет сейчас.
— Ведь мы заблудились, мы сбились с пути!
Берёза сказала:
— Сыночек, лети!
Листок стал похожим на зелёный бантик, покружил над вершиной Весёлой горы и остановился. Таня, Соня и Оля под-бежали к нему и увидели, что там начинается каменистая тропинка, сбегающая к подножью. Дождавшись, когда девочки окажутся у её края, листок полетел вниз, второклассницы заторопились за ним. Первой спускалась Оля. Она ступала ос-торожно, стараясь ставить ногу между камнями, которыми был усыпан склон, но у неё ничего не получалось — обязательно под ногами оказывался круглый окатыш. Он вертелся, едва девочка ступала на него. Оля падала, вставала, но продолжала все же идти первая, только предупреждала подружек:
— Осторожно! Камни крутятся! Соня, которая шла следом, кричала Тане:
— Маринадова! Осторожнее! Не упади, пожалуйста!
А Таня внимательно всмотрелась в камни и завопила:
— Девочки, да они живые!
— Кто живой?! — удивилась Оля.
— Камни, что ли? — спросила Соня.
Все трое остановились и увидели, что булыжники мельтешат на тропинке, перебегают с места на место, норовят ударить их по ногам да побольнее.
— Ага! — сказала Оля. — Понимаю. Они с нами хотят играть в догонялки! Камни радостно запрыгали.
— Играть, так играть, — усмехнулась Соня.
— Ты что, Горохова? — удивились подружки.
— А, вот что! Замри!
И камни на секунду стали неподвижными, вросли в землю, как и подобает камням. — Отомри! — и камни снова радостно забегали.
Тогда девочки во весь голос дружно крикнули: — Замри! — и едва камни замерли, бросились вниз, пробежали шагов двадцать и скомандовали: — Отомри!
Так  они,  выкрикивая:  "Замри! Отомри!", добежали к подножью Весёлой горы, попрощались с камнями, а те радостно запрыгали, ударяясь друг о друга в воздухе, отчего из них вылетали длинные сверкающие искры, и, казалось, что это сама Весёлая гора   устроила   девочкам праздничный фейерверк. Может быть, потому гора и носила такое имя?
Тропинка бежала теперь по молодому березняку. Верхние веточки каждого деревца у вершинки были повязаны кокет-ливыми бантиками самых разных цветов. Но едва девочки подходили к берёзке поближе, чтобы рассмотреть её украшения, как бантики срывались с места, превра-щались в больших разноцветных бабочек и перелетали на другое дерево. Они словно специально поджидали девочек, не то чтобы просто-напросто подразнить их, не то чтобы напомнить, что подружки находятся в той самой Стране Бантиков, о которой ещё вчера ничего не знали. Через полчаса берёзки расступились. На тропинке, загораживая путь, стоял шалаш, похожий на большой зелёный бант, его стены были сотканы из травинок, завязанных бантиками, а шесты, поддерживающие строение, скреплены разноцветными лентами. Берёзовый листок прилёг на крышу шалаша, и девочки поняли, что им надо войти.
На этот раз всех опередила Таня. Она раздвинула свисавшие берёзовые ветки, вошла в шалаш. Оля и Соня за ней.
В шалаше за столом сидели две старухи в полосатых халатах, очень на что-то похожих. Но ни Таня, ни Соня, ни Оля не могли понять: почему эти халаты им так знакомы?
— Здравствуйте, бабушки! — сказали девочки.
— Наше вам с бантиком! — дружно ответили старушки.
У них были приятные приветливые лица, поэтому девочки чувствовали себя уверенно.
— Скажите, пожалуйста, где нам найти наши бантики?
Старушки не ответили. Одна из них, что стояла слева, указала вдруг на Олю:
— Якала, ты съешь вот эту, она всё время якает!
— А ты, Тыкала, слопаешь вот ту, — Якала указала на Таню. — Она всё время тыкает: "ты такая!", "ты сякая!".
— А вот и неправда! — сказала Соня Горохова, выйдя вперёд. — Это я всё начала! Это я первая стала смеяться над бантиком Маринадовой, а свой хвалить.
— Странные девочки! — сказала Якала. — Какая вам разница, кого мы съедим раньше?
— Так вас же двое, а нас трое. Не делится поровну! — нашлась Оля.
— И вправду, — оскалилась Тыкала, — вот главный вопрос, с кого начать.
— И потом, вы такие миленькие старушки, — начала было Таня, но тут старушки подпрыгнули, повернулись к девочкам спиной. Представьте себе: вместе затылков у них были рожи. Да какие! Баба Яга рядом с ними оказалась бы такой милой, что могла бы претендовать на роль "Мисс Тайга" на ближайшем лесном конкурсе красоты. У Якалы  был длиннющий тонкий нос, скрученный калачом кверху и приросший к узкому плоскому лбу. У Тыкалы точно такой же но был скручен книзу и врос в подбородоь У них обеих из огромных ртов с кровавыми губами торчали жёлтые немилосердные клыки. Я бы и дальше описал, какие  это были старухи, да самому страшно!

Старухи бросились на девочек: Якала на Олю, а Тыкала на Соню. Но второклассницы, хотя и казались маленьким и слабыми,на самом деле были ловким и сильными и умели за себя постоять. Дело в том, что им пришлось, хочешь-не хочешь, изучить приёмы самбо, чтобы обороняться от одноклассника Степашки, который срывал на переменах с их голов банты, так тщательно завязанные бабушками и мамами, ставил девочкам подножки, словом, резвился, чувствуя себя безнаказанным. Тогда подружки стали после уроков собираться у Сони, брат которой был знаменитым самбистом. Теперь вот в шалаше кипела битва, и девчонки не уступали Якале и Тыкале — не с теми связались старушенции! Оля перебросила через голову Якалу, Соня и Таня прижали к зелёной стене Тыкалу, и едва она коснулась спиной травы, как сквозь стенку просунулись чьи-то руки, мгновенно зелёной верёвкой привязали Тыкалу к стене, и она, отчаянно размахивая лапищами, закричала:

— Ой, спасите! Ой, освободите! Я больше не буду!
А подружки бросились на помощь Оле. Они прижали Якалу к другой стене, тут опять снаружи кто-то просунул руки с верёвкой из травы и прочно привязал и вторую старуху. Девчонки не сразу сообразили: что произошло? Потом они бросились из шалаша, чтобы посмотреть: кто же их таинственный спаситель, но в берёзовом леске никого не было. Только ветер раскачивал вершинки молодых де-ревьев да играл на них бантиками.
Девочки вернулись в шалаш, чтобы расспросить у безопасных теперь Якалы и Тыкалы, где искать бантики, но старух не было. Зато на травяных верёвках у одной и у другой стены шалаша висели две полосатые шторы: те самые, что ещё вче-ра украшали окна школьного зала.
Но тут на поляну вышел... Степашка.
Девочки уже привыкли к чудесам, но это уж было чудо из чудес.
— Откуда ты взялся?— спросила Таня. Оказывается,  в  тот  момент,  когда Оля, Таня и Соня вслед за берёзовым листком перебегали улицу и садились в троллейбус, Степашка вышел из хлебного магазина. Увидев троллейбус, Степашка припустил к нему, но двери захлопнулись, и пришлось Степашке прицепиться сзади, как говорят мальчишки, — прокатиться на "колбасе". Да ему и ехать-то было всего одну остановку. Между тем остановки мелькали одна за другой, троллейбус всё убыстрял ход, так что спрыгнуть не было никакой возможности. Когда троллейбус остановился, и девочки вышли из него, Степашка сразу узнал своих одноклассниц и очень удивился, — что это они здесь делают в лесу. Он решил тайком проследить за девочками, попугать их. А постепенно, разузнав из их разговоров всю историю с исчезнув-шими бантами, как настоящий рыцарь, стал помогать Оле, Тане и Соне. Он постарался опередить их, чтобы выяснить: что ещё грозит его подружкам? Так он оказался возле шалаша Якалы и Тыкалы. Но не вошёл в него, а притаился в кустах. Степашка видел, как подлетела серая бабочка, старухи приоткрыли вход, и сразу же послышался голос: "Скоро двинутся в путь!" И бабочка вылетела из шалаша и села на ветку берёзки у самой тропы. За ней явилась вторая, — рассказала, что девчонки уже играют с живыми камнями. Потом — третья сообщила, что они уже близко. Тут старухи возликовали. "Попались, — сказала Якала. — Хотя победить нас не сложно: нужно исхитриться и привязать нас травяной верёвкой к стенке шалаша". "Да кто же об этом догадается?!" — засмеялась Тыкала. Вот что Сте-пашка рассказал девочкам, когда они подошли к огромной поляне. Там царили буйные заросли кустарников и цветов. Над огненными жарками, над крапчаты ми саранками, над белыми ромашками, над кашкой и кровохлёбкой, над чистотелом и медуницей кружилось множество бабочек. Должно быть, не только в школе номер сто семнадцать города Чудоеланска, но и в десятках. других в эти дни девочки хвастались своими бантами и хулили чужие. Ребят даже не удивило, что на поляне вперемешку искрятся и весенние, и летние, и осенние цветы. Не до того им было. Они понимали, что наконец-то достигли заветного места, что вот-вот придёт конец их приключениям, но никто даже не догадывался о том, что сейчас следует делать, как поступить? Рядом со Степашкой порхала большая чёрная бабочка, просто огромная. На её бархатных крыльях были нарисованы тонкими голубоватыми линиями и Весёлая гора, и камни, и ручей, бегущий к болоту. Головка была украшена золотой короной. На усиках бабочки были прикреплены два маковых лепестка. Степан инстинктивно протянул ладонь, бабочка тотчас же села на неё и принялась взмахивать лепестками — вправо, влево, вверх, вниз. — Понял! — закричал Степашка. — Это морская азбука!
И он стал читать по слогам вслух:
— Де-воч-ки дол-жны у-га-дать сво-и бан-ти-ки то-чка. Ес-ли у-га-да-ют, то всё бу-дет хо-ро-шо то-чка. Ес-ли нет, то пе-няй-те на се-бя: все, кро-ме Сте-па-на, по-гиб-нут воск-ли-ца-тель-ный знак. Вас до смер-ти за-е-дят ко-ма-ры, за-бьют кам-ни, об-ла-ко поль-ёт вас вол-шеб-ной во-дой, и из ва-ших кос-тей вы-рас-тут бан-ти-ки точ-ка. Иг-ра кон-чи-лась воск-ли-ца-тель-ный знак!
Пока Степан переводил то, что передавала по морской азбуке чёрная Королева Бантиков, девочки пугались всё больше и больше, их сковал ужас. Как можно среди такого множества бабочек узнать свой бант? Вдруг Соня увидела бабочку совершенно маринадного цвета и закричала: — Вот мой бант!
И тотчас же бабочка взлетела с цветка, села на Сонину голову и превратилась в бант. Теперь стала внимательно присматриваться Таня. Жёлтых, золотистых, горчичных, табачных, кремовых и прочих близких по цвету бабочек было полно. Так легко было принять какую-нибудь за гороховую. И Таня уже хотела назвать одну, но спохватилась, потому что рядом села ну, несомненно та, что когда-то, казалось, давным-давно, а на самом деле только вчера, была её бантом.
Да, самая трудная загадка выпала Оле. Таких как у неё белых бантов было несколько даже в их втором классе, а уж во всех школах Чудоеланска их насчитывались тысячи. Белые бабоч-ки одна за другой проплывали перед Олей. "Эта! — думала она. — Нет, эта!" Крылатые загадки всё летели, летели, Оля всё думала, думала. Тут вспомнилось утро, сборы в школу. Мама очень рано ушла на работу, Оля гладила сама себе ленту, сама завязывала бант. Вот утюг медленно ползёт по ленте, вот Оля отвлеклась и на секундочку забыла об утюге, и на ленте осталась с одного конца лёгкая желтизна. Теперь Оля стала смотреть на белых бабочек более пристально. И заметила у одной из них лёгкую желтоватую подпалину на левом крыле.
— Вот мой бантик! — отчаянно закричала она. Бабочка подлетела, коснулась крылышком Олиной щеки, словно погладила девочку, потом уселась на её голову и стала бантом.
Мгновенно ребята очутились во дворе сто семнадцатой школы. Степашка пытался потом объяснить это по-научному, но его никто не слушал.