а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Сергеев М.Д. / Произведения

Сколько живёт во мне людей.
Сколько прожектов и сколько идей!
Сколько весен и городов -
будто мне две тыщи годов.
Сколько строек во мне и руин,
сколько хребтов и сколько равнин,
сколько небесного полотна,
будто огромен я, как страна.
Марк Сергеев


11 мая 2006 года исполнилось 80 лет со дня рождения иркутского писателя Марка Давидовича Сергеева. Он всегда был настоящим другом всех мальчишек и девчонок. Для них Марк Давидович придумал много разных интересных историй, весёлых стихов и песенок. Самая первая детская книжка Марка Сергеева "В чудесном доме" издана в 1950 году. А всего их более тридцати.
Много лет Марк Сергеев сотрудничал с нашим журналом. Именно он сочинил сказку о весёлом озорном мальчишке Сибирячке. А ещё придумал множество невероятных историй о приключениях Сибирячка и его друзей.
В память о нашем добром друге мы печатаем отрывок из неопубликованной повести "Везунчик". Вас ждёт встреча с удивительным волшебным человечком, который может исполнять самые заветные желания

ВЕЗУНЧИК

Была глубокая ночь, когда на окраине города начался пожар. Раздался колокольный звон на каланче, раскрылись ворота, выехали тройки, резво поскакали по сонным улицам. В бочках плескалась вода, пожарные держали наготове топоры и шланги, багры и лестницы...
Когда всё закончилось и пожарные машины вернулись в пожарку, а внезапно разбуженные жители в свои дома, мимо пожарища проходил средних лет мужчина. Невысокий, коренастый, в сером костюме — в таких ходила половина города, потому что ничего другого купить в магазине было невозможно. Человека звали Никодим Никодимович, был он мастером на все руки и более всего мечтал о том, чтобы построить в центре города, в парке, весёлую небывалую карусель, всю сверкающую, нарядную, певучую. Так вот. Проходил Никодим Никодимович мимо пожарища и увидел на деревянном тротуаре что-то яркое. Поднял. Это оказался малюсенький человечек, сделанный не то из воска, не то из пластмассы, не то из губчатой резины — трудно было понять. При полной луне была хорошо видна пёстрая нарядная одежда на человечке: голубые с блеском брючки, бордовый пиджачок и оранжевая рубашка. На ногах — хромовые сапожки, а на голове — шапочка с буквой "В" над чёрным лаковым козырьком.
Никодим Никодимович сунул человечка в карман и отправился домой.
Ночью ему приснилась сказочная карусель: по желанию хозяина лошадки, бегущие по кругу, менялись на автомобили, а автомобили — на двугорбых верблюдов. Стоило закрыть глаза — и верблюд под тобой превращался в ракету или даже в рычащего тигра. И звенели нежные колокольчики, и раздавалась негромкая музыка, и пели птицы, даже если была зима. А на белой лошадке скакал тот самый кукольный человечек, которого он нашёл на пожарище.
Утром Никодим Никодимович проснулся радостным и возбуждённым. Волшебная карусель снилась ему часто, но так чётко и детально, как на этот раз, — никогда. Он запомнил всё — до самого последнего винтика — и теперь решил свой сон перенести на бумагу. Он расстелил на столе лист ватманской бумаги, тонко отточил карандаш и только принялся за работу, как откуда-то донёсся тоненький голосок:
— Эй, эй! Никодим Никодимыч! Выпусти-ка меня из этого дурацкого мешка. Разве это порядочно — заталкивать живого человека в карман!
Тут только вспомнил Никодим Никодимович о своей находке. Он открыл дверцу шкафа, куда повесил ночью свой пиджак, засунул руку в карман и, к своему удивлению, вытащил вовсе не игрушку, а маленького живого человечка.
-– Вот так-то лучше, — засмеялся человечек. — Что, удивлён? А я знаю, что ты сейчас будешь чертить на этом белом листе.
— И что же?
— Карусель, вот что. Да ещё и волшебную!
— Ты что, видел мой сон?
— Нет, я лишь уточнил в нём кое-какие детали. Ты сам всё придумал, я только уточнил.
— Так ты волшебник?!
— Нет, я — Везунчик, то есть так меня зовут. Что же ты со мной
прохлаждаешься, а ну-ка за дело! До заката солнца ты должен закончить свой чертёж!
Никодим Никодимович пожал плечами, сел к столу — и карандаш сам побежал по белому бумажному полю.
— Вот так-то лучше! — воскликнул Везунчик. — Но у меня тоже есть дела.
Тут он прыгнул со стола на подоконник. Не успел Никодим Никодимович и глазом моргнуть, как Везунчик обернулся щеглом и вылетел в форточку...
Никогда ещё мастеру так не работалось. Едва успевал он начертить одну деталь, как в голове у него возникал уже рисунок другой, а там — и третьей, четвёртой, сотой, тысячной. Так он трудился весь день...
Вечером Везунчик вернулся. Никодим Никодимович уже закончил проект, повесил его на стену и любовался своей работой.
— Талантливо! — сказал Везунчик довольно. — Вы и вправду замечательный Мастер!
Никодим Никодимович смутился. Обычно над ним посмеивались в глаза и за глаза, считая его проекты несбыточными, нереальными. Так обычно бывает, когда люди не понимают, что имеют дело с настоящим талантом. Ещё ни один из замыслов мастера не осуществился, если не считать уникального замка, сделанного им для городского Торгового центра.
В половине двенадцатого ночи площадь вокруг Торгового центра была безлюдна. Последний прохожий пробежал за угол к автобусной остановке, прошумела поливочная машина, и всё стихло до утра.
Тут-то и появилась заезжая троица, пригласить которую к себе хотело бы любое отделение милиции, потому что в каждом участке висели их фотографии. На одной красовался сам главарь банды грабителей, специалист по взломам, Люлюля Перебейзамок, на другой — драчун-тяжеловес Бубуля Перебейнос, а на третьей — маленький, но самый вёрткий и неуловимый член банды — Кукуля Перебейчик.
— Пора! — негромко, но решительно сказал Перебейзамок.
Они обошли Торговый комплекс вокруг, вглядываясь в окна, чтобы определить систему сигнализации. Вокруг не было ни души, это вполне устраивало грабителей.
— Какой вывод? — спросил главарь.
— Не очень радостный, — ответил Перебейчик, главный специалист по разным устройствам. — Все двери, кроме одной, закрыты изнутри. Отсюда их никак не откроешь.
— Кроме одной?
— Кроме одной!
— Посмотрим ещё раз!

Они решили ещё один раз обойти вокруг магазина. Каково же было их удивление, когда на ступеньках крыльца у той самой двери они увидели мирно сидящего старичка сторожа, отложившего в сторону ружьё и собирающегося закурить трубку.
— Пограбить маленько хотите?
— ехидно спросил старичок.
— Гуляем... — неискренне ответил Перебейзамок.
— Оно и видно! Между прочим, не советую. Замок этот сделал мастер, равного которому нет на земле. Нет, жил когда-то в Туле знаменитый Левша, но когда это было... Так что гуляйте, молодые люди, гуляйте себе. И затеи свои оставьте!
— Да вы что, папаша! — сердито воскликнул Перебейнос. — За кого вы нас принимаете?!
— За кого, за кого, — проворчал дед, — за Перебейзамка, Перебейноса и Перебейчика, за кого же ещё! Али что-то не так?
Но не успел он ещё произнести свой вопрос, как троицы и след простыл... А сторож, едва грабители скрылись, бросил на асфальт своё ружьё. Оно превратилось в соломинку. Затем старичок подпрыгнул, уже в воздухе обернулся щеглом и улетел.
Через неделю в городском парке торжественно открыли волшебную карусель. Публика неистовствовала от восторга. Никодима Никодимовича подхватили на руки и стали подбрасывать вверх. Он вдруг почувствовал, что у него выросли крылья. Так всегда ведь бывает, когда то, о чём долго мечтаешь, удаётся.
Кукуля Перебейчик открыл местную газету: "Сегодня состоялся большой народный праздник — открытие волшебной карусели..."
— Ага... Интересно-интересно! "Её создал замечательный мастер Никодим Никодимович Никодимов. Он известен нам как автор замка для Торгового центра, надёжность которого невозможно подвергнуть сомнению..."
— Так, — сказал Перебейнос, — он-то нам и нужен!
— Так, — сказал Перебейчик, — его-то мы и искали!
— Так, — подвёл итог Перебейзамок, — он-то и сделает нам ключ!
— Мы его подкупим! — сказал Перебейчик.
— Мы его отлупим! — поддакнул Перебейнос.
— От дураков слышу! — усмехнулся Перебейзамок. — Мастер, который гордится своей работой, ни за какие деньги не захочет уронить свой авторитет.
— Так значит... — сказал Кукуля.
— Так значит... — подхватил Бубуля.
— Так значит, — подвёл итог Люлюля, — мы должны его обмануть.
Они заперли дверь и до самого утра готовили план операции под кодовым названием "КЛЮЧ".