а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Сергеев М.Д. / Литературные вечера

"Над облаками - облака..."

Библиотекарю

Имя Марка Давидовича Сергеева (Гантваргер) знакомо, пожалуй, всем - от мала до велика. Не одно поколение иркутян выросло на его книгах. Сначала это были "Разноцветные сказки" и "Волшебная галоша", "Машина времени Кольки Спиридонова" и "Капелька по капельке". Затем его лирические стихотворения, поэмы и книга этюдов о поэзии "Души прекрасные порывы".
Кроме этого, мы знаем Марка Сергеева как автора серьёзных литературоведческих работ. В них видна его широчайшая эрудиция и кропотливая исследовательская работа. К этим книгам обращаются и юные филолог с историком, и ма-ститый профессор, и каждый неравнодушный к истории Оте-чества человек.
Итогом общения с историческим прошлым Сибири, Иркутска стали драмы, многочисленные поэтические произведения. Это "Меж Петербургом и Москвой", "Иркутские портреты", "Пушкин", "Декабристы" и мн.др.
Марк Давидович Сергеев родился на Украине, а судьбу связал с Иркутском. Каким же сильным должно быть взаимовлияние города и писателя, их взаимопроникновение, чтобы написать такие строки: "любимый Иркутск - середина земли".
Любое дело, связанное с Иркутском, поэт, драматург, писатель М.Сергеев воспринимал как свое кровное. Вот почему, пожалуй, нет такой книжной серии, издающейся в нашем городе, у истоков которой бы не стоял писатель. Как нет такого книжного праздника, от самого маленького, сугубо местного значения, до всесоюзного фестиваля, на который бы не откликался писатель. Он всегда был в гуще общественной жизни. Член трех творческих союзов - писателей, кинематографистов и журналистов, заслуженный работник культуры, почетный гражданин г. Иркутска, Марк Сергеев представлял собой яркий пример работоспособности и неиссякаемой энергии.
9 июня - день памяти Марка Сергеева. К годовщине со дня безвременной кончины поэта Иркутский областной фонд А.Вампилова издал книгу "Над облаками - облака...". Книга составлена из найденных в записных книжках и блокнотах заметок, хранящихся в архиве семьи поэта.
Предлагаем вашему вниманию презентацию этой книги. Среди её слушателей могут быть и старшеклассники, и руководители чтением.
При проведении мероприятия можно для оформления использовать "Заповеди Марка Сергеева", выбранные из разных произведений писателя, например, такие:
"Задумайся о будущем - своем ли, страны - в самые высокие минуты жизни". "Поклоняйся красоте", "Будь послушен прекрасным порывам души", "Доверяй людям", "Не предавай молодость" и др.
Музыкальным оформлением может быть "Элегия" С.В.Рахманинова.

"Над облаками - облака.."

Презентация книги

Стихотворение звучит на фоне музыки (музыка звучит несколько секунд громко, затем - тише).
1-й ведущий:
Сколько живет во мне людей,
Сколько прожектов и сколько идей!
Сколько весей и городов, -
Будто бы мне две тыщи годов.
Сколько строек во мне и руин,
Сколько хребтов и сколько равнин,
Сколько небесного полотна,
Будто огромен я, как страна.
Сколько во мне затаенных лесов,
С ревом медвежьим и криком сов,
Сколько бурных морей во мне
С древними парусниками на дне.
Сколько прощаний и сколько встреч,
Русская и зарубежная речь.
Очередь с карточками к харчам.
Стоны раненых по ночам.
Всё, что прожил я и что знал,
В странный собрано арсенал –
Войны, дороги, встречи, края –
Все сохранила ты, память моя.
2-й ведущий:
Это стихотворение из книги, изданной к годовщине со дня безвременной кончины поэта. Книга названа "Над облаками-облака...". Так назвали и мы нашу встречу. "Эту книгу написал поэт Марк Сергеев", - сказал в предисловии к ней петербуржский поэт Илья Фоняков. И тут же ого-ворился: "Нет, неправда:   не писал он этой книги. Не заду-мывал, не планировал, не выстраивал... Эта [книга]  сложилась и выстроилась уже без него, как бы сама собой - из тех заметок для себя, мимолетных наблюдений, экспромтов. фрагментов, незаконченных стихотворений, какие есть. на-верное. у каждого писателя. Но не у каждого они, собранные вместе, создают столь выразительный... автопортрет яркой... человеческой личности".
1-й ведущий:
После смерти М.Д.Сергеева решением правления Ир-кутского отделения Союза российских писателей была создана комиссия по литературному наследию поэта. Возглавил её Анатолий Кобенков – поэт, литературный критик, ответ-ственный секретарь Иркутской организации Союза россий-ских писателей.
Анатолий Иванович рассказал…
2-й ведущий:
"Марк Давидович Сергеев поступил как всегда - сверхделикатно. Его архив собран во множество папок. Это - собственные произведения (стихи, проза), исследовательские работы, материалы к энциклопедии об Иркутске и др. Каждая папка подписана.
Для книги была отобрана лишь небольшая часть из поэтического наследия. Вообще же книги Марка Сергеева будут выходить, хотя бы раз в год. За этим именем стоит куль-тура, отношение к детям, отношение к прошлому".
1-й ведущий:
Лина Викторовна Иоффе, редактор этой книги, вспоминает, что когда Вампиловский фонд выпустил первые свои книги (посвящены они были А.Вампилову), Марк Давидович отметил: "Замечательные книжки. Я бы очень хотел иметь такую". Лина Иоффе предложила Марку Сергееву взяться за подбор материалов, но множество других дел не позволили закончить работу. Вдова поэта Ольга Августовна нашла лишь несколько страничек,   напечатанных для   этой книги. Рукописного материала было много. Началась долгая, кропотливая работа: надо было выбрать, выстроить, отре-дактировать. В результате книга получилась многотемной, и в каждой строке - живой Марк Сергеев.
2-й ведущий:
Эта книга сложилась из мимолетных записей, веселых и грустных, найденных в стареньких блокнотах и записных книжках Марка Сергеева. Давайте полистаем ее.
Так уж устроен человек: чем больше прожито, тем чаще оглядываешься назад, размышляешь о жизни. Размышлять Марк Сергеев умел и в прозе, и в стихах.
1-й ведущий:
Пристрастно подводим итоги,
Житейскую зрим благодать,
А надо б подумать о Боге –
о совести, проще сказать.
Когда б не стремление это:
урвать, захватить, приобресть! –
Какая была бы планета,
Совсем не такая, как есть.
Представьте себе, что вначале
Все люди (вот так бы везло!)
Добром на добро отвечали,
Не знали про подлость и зло.
Всем поровну пищи и света,
во всем - благородство и честь!
Какая была бы планета! –
Совсем не такая, как есть.
2-й ведущий:
"- В юности я более всего был самим собой... и менее всего зависел сам от себя. Теперь же завишу сам от себя - и все меньше остаюсь собой.
- Парадокс времени?...
- Скорее всего, нет. Просто чем старше становишься, тем все нарастает в душе одиночество. Начинаешь прощать ближним то, против чего в юности восставал ярко и беском-промиссно... Юность - экстремальна, старость жаждет сосуществования"...
1-й ведущий:
И ещё.
"Много говорят о вежливости, люди (порой) забы-вают, что существует ещё и предупредительность - высшая форма вежливости. Странно, что для людей с гипертрофиро-ванным самомнением именно она кажется лакейством. Парадокс душевной слепоты..."
2-й ведущий:
Каждому человеку свойственна грусть. Когда грустит поэт, грустят его стихи.
...Вдруг я увидел, что моя строка, как пуля неумелого стрелка, не в сердце целит, а куда-то в молоко, не в точку, а куда-то в белый свет. В ней силы нет. Отчаянья в ней нет. Она пуста, беспомощна, тиха... Большая тишина внутри стиха, Большая пустота внутри стиха.
1-й ведущий:
А порой, его строки звучат с надрывом, с болью:
В разоренной и нищей обители
Мы, под шум атакующих масс,
Все считаем, кого мы обидели,
Кто обидел нас.
И с упорством, достойным Манилова,
Все мечтаем и ночью и днем:
Вот отыщем врага опостылого,
Изничтожим - тогда заживём

2-й ведущий:
Воспитанному в иной эпохе и на иных традициях, поэту порой сложно приспособиться к быстро меняющейся дей-ствительности. Тонко чувствуя происходящие перемены, мно-гое не принимая, над чем-то иронизируя, поэт пишет:
Носители вечных оков,
Почуяв себя, как в борделе.
Мы сняли замки с языков -
Мы их на квартиры надели.
и еще острее:
Что наши огромные горести? –
Другая невзгода страшна,
Когда после страха и хворости
Себя потеряла страна.
1-й ведущий:
Пронзительной силы строки о рано ушедших друзьях:
Мои друзья глотают ветер
На срезе времени крутом –
Все меньше их на этом свете,
Все больше их на свете том.
2-й ведущий:
Я день за днем прощаюсь с кем-нибудь –
С приятелем, родным, знакомым, другом,
Газеты в руки я беру с испугом:
Боюсь в квадраты черные взглянуть...
1-й ведущий:
...и о себе:
Ищу неоткрытый предел –
Пятьсот неотвеченных писем,
Сто тысяч несделанных дел,
Товарищи шутят неловко –
Вращайся, вертись, человек,
Но будет одна остановка –
Одна остановка, навек.
Под солнцем, веселым и рыжим,
Ты будешь оплакан, отпет,
И станешь ты тих и недвижим
Сто тысяч и весен и лет. –
Э, нет! - говорю. - Извините,
Ведь снятся туманы и снег,
Ведь солнце не станет в зените,
Земли не закончится бег?
Да, краски погаснут и лица,
Сравняются стужа и зной,
И все же я буду кружиться,
Как в юдоли этой земной.
И так - до скончания света,
До крайней границы любой
Я буду кружиться, планета,
Поскольку я стану тобой!
(звучит негромкая музыка)
2-й ведущий:
Помните, Анатолий Кобенков сказал: "Нас подстерегают открытия". А для нас уже было открытием то, что Марк Сергеев оказался мастером метких эпиграмм, остроумных четверостиший, дружеских шаржей.
1-й ведущий:
Талант у Фонякова - спора нет,
он дружит с рифмой, с гласной безударной,
и каждый день по книжке СОНЕТарной
компьютерно он выпускает в свет.

2-й ведущий:
Дни кукурузы изжиты –
О, как меняются эпохи!
Не зря Озолин из Читы
Читал поэму о горохе.
1-й ведущий:
Я стал богат.
Моей зарплаты
Уже хватает...
На заплаты.
или:
Едва скрипел.
страдал одышкой,
Но в бар пришёл,
Где пьют не квас,
И сердце под курортной книжкой
Затрепыхалось в тот же час.
2-й ведущий:
Когда мне сказали,
Что я - это тест,
То я заявил медицине протест:
Коль нужен, друзья,
Эталонный больной –
Пусть будет Рогаль
Или кто-то иной.
1-й ведущий:
Его друзья-писатели вспоминают: "Как оруженосец при вверенном ему оружии, гак Марк - всегда и везде при рифме: своими летучими экспромтами он уничтожал любую скуку любого собрания, крылатил своими каламбурами и стишками.
Обычно придуманное им немедленно заносилось на блокнотный лист или на салфетку. Многие из этих салфеток бережно хранятся в семейных архивах близких Сергееву иркутян'''.
Некоторые из них (в частности те, которые предназ-начены издательскому клубу "Я встретил вас") вошли в книгу под рубрикой "Стихи на салфетках".
Зачем прозаику салфетка?!
Он ест и выпивает редко.
Гораздо чаще пьет поэт,
Но у него салфетки нет!
2-й ведущий:
Теперь стихи пишу я редко,
Теперь у прозы я вассал.
Когда б еще одна салфетка,
я б вам романсик написал.
1-й ведущий:
Салфетку Вашей милости
Мне выдали из милости,
я на неё едва дышу,
на ней для Вас стихи пишу.
2-й ведущий: (звучит музыка) Марк Сергеев всегда был поэтом-лириком. Помните его проникновенные строки далеких 70-х?
Два дня без улыбки.
Я больше уже не могу.
Твои поцелуи –
Проталины в белом снегу,
Ладони твои –
две поляны в лесной тишине,
глаза - два костра.
Я сгораю в их горьком огне.
Два дня без улыбки.
Как будто всю ночь без зари
Ты мне вместо солнца
Улыбку свою подари,
обвей меня сонно.
 в себе утопи, как в реке...
Как трудно быть рядом
И всё-таки быть вдалеке.
1-й ведущий:
И в конце 90-х, на излете века ХХ-го Марк Сергеев остается лириком. Это стихотворение из последней книги:
Есть какая-то тайна в лице её очень простом,
Словно в нем проступают другие,
ушедшие лица:
в повороте внезапном
так странно оно озарится,
взгляд ударит по сердцу
тугим раскаленным жгутом.
Но мгновенье пройдет, -
Не ищу этих царственных глаз,
Этой полуулыбки, сошедшей с картин Леонардо
2-й ведущий: И ещё:
К вам протягиваю руки,
Всё хочу в душе сберечь
Эти улицы разлуки
И бульвары первых встреч.
При жизни Марк Сергеев успел сделать очень многое: поэмы, стихи для детей, песни, которые поются наряду с пес-нями Окуджавы и Высоцкого, исследовательская работа - это далеко не полный перечень дел. Ещё больше осталось идей. Поэт писал:
Идеи засевают, как хлеба:
готовят землю, проверяют зерна.
И ежели идея плодородна,
созреют и надежда и судьба.
Мы надеемся, что, если не всем. то большинству про-ектов Марка Сергеева суждено сбыться, так, как если бы он сам продолжал их осуществлять. Ведь поэт даже уходя - не уходит... И прощаясь - не прощается.
Прощаясь, не скажу тебе:
"Прощай!" Уже кричит электровоз горластый,
И я, тугою брошенный пращой,
мчусь от тебя, а повторяю:
"Здравствуй!"
А версты - что? Не в расстоянье суть,
 Когда во мне - твои глаза и руки,
Когда тебя в самом себе несу
за серые шлагбаумы разлуки.
Прощаясь, не скажу тебе: "Прощай... "

Литература

Сергеев М. Каждый день начинать себя снова...: Стихи. - Иркутск: "Письмена", 1996.-480с., ил.
Сергеев М.Д. Над облаками - облака... из записных книжек разных лет /Сост.О.А.Гантваргер. Вступит. ст. Ильи Фонякова. - Иркутск: Издание ГП "Иркутская областная ти-пография № I". 1998. 112с.
Смирнов Р. Марк среди нас: о записных книжках М. Сергеева "Над облаками - облака..."// Вост.-Сиб.правда. 1998. 25 июня.