а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Волкова С.Л. / Произведения

Соломинка

Хмур месяц сентябрь. Низко тучи над землёю стелются. Пусто ржаное поле, отвезли с него снопы, смололи зерно на мельнице.

То тут, то там в пожухлой траве и на чёрной земле блеснёт соломинка, как золотая находка. А настоящая находка ожидала Катю на сосновых брёвнах, где девчонки играли в кукольную свадьбу. Там забытая кем-то лежала соломенная кукла. Хороша соломенная кукла – в пол длинная юбка, тонка, ловка, глаза – два синих василька. Спрашивает её Катя:

– А ты почему отстала? Почему не вышла замуж?

Соломинка заморгала:

– А у меня ещё и жениха-то нет. Подумала Катя:

– Давай я тебя выдам замуж за нашего кота Ваську. С ним от мышей тебе не будет никакой напасти!

Замахала кукла руками:

– Не пойду замуж! Я ещё в хороводах не наплясалась, на качелях не накаталась!

Как пришла весна, Катя Соломинку с собой на качели взяла. Посадила рядом на доску, раскачала качели до самой верхушки зелёной берёзки. Загляделась Катя в синее небо и не видала, как Соломинка с качелей спрыгнула. Убежала она в хлебное поле. Хорошо ей там на воле! Майский Ветер по полям похаживает, молодые колосья поглаживает. Поймал Майский Ветер жаворонка, высоко подбросил туда, где синь-бирюза.

Набрал жаворонок в клюв той синь-бирюзы, точно росы. Спустился вниз, бирюзовую прозрачную каплю Соломинке в руки положил. – Это тебе, Соломинка, на память от меня бирюзовые серёжки, – сказал Майский Ветер, погладил её по голове и улетел.

Идёт домой Катя, смотрит невесело. А на крыше Деревянный Ветряк, в парадной форме солдат руками длинными машет – на ветру вертится.

– Что грустная такая?

Отвечает ему Катя:

– Куклу потеряла.

– А я её с крыши вижу. Идёт она домой, только другой дорогой.

Катя домой пришла, а Соломинка дома. В ушах бирюзовые серёжки, улыбается сама:

– Ко мне на Покров Майский Ветер пришлёт сватов. – И села у окна сватов поджидать.

Быстро прошло красное лето. Задули холодные осенние ветры.

Днём и ночью трещит на крыше Ветряк.

– Всё ждёшь Майского Ветра? Ну-ну, дожидайся. Он давно улетел вместе с ласточками.

– Даже не попрощался, – прошептала Соломинка.

– Вот горе какое! – засмеялся Ветряк. – Чем попусту ждать, выходи-ка ты лучше за меня!

– Так, так! – закивала Сорока-сваха со стрехи. – Чем тебе Ветряк не жених? В военном звании и при месте. Ветряк, правда, болтлив, да зато тебе с ним не будет скучно.

Качает Соломинка головой:

– Пускай ищет другую невесту.

А Кате очень уж хочется кукольную свадьбу устроить.

– Опять отказываешься? Кот тебе нехорош, Ветряк тоже, принцесса какая, скажите на милость!

Соломинка и согласилась.

Машет руками на крыше Деревянный Ветряк.

– Пусть Соломинка радуется, что идёт за меня. У меня родня знатная – сита, кадушки, бочонки, ушаты, они всегда при доме. Не то что у неё – голытьба соломенная.

Готовится к свадьбе женихова родня, а невестину ещё и не приглашали. Наконец, собралась Сорока звать соломенную родню на свадьбу. Заглянула на ток, там стоит стукоток: обмолачивают цепами снопы, бьют их длинные палки-цепы.

– Приходите, цепы, на свадьбу!

Пролетела над гумном. Там гуси-гуменники метут зерно вениками.

Сорока их пригласила:

– Приходите вместе с гусынями. На мельнице побыла, где мелют

зерно в муку тяжёлые жернова. Сорока их позвала. А завернула к овину, едва хвост свой длинный не подпалила: горят в овине костры, сушатся снопы, Овинник-домовой бросает дрова в огонь.

– Чего, трещотка, летишь мимо? Что ли не видишь меня? А я ведь Соломинке близкая родня!

Как Сорока раскричалась:

– Я-то вижу! Да вот ты посмотри на себя: весь вымазан в саже, лапти из соломы! Ишь, нашёлся гость! И показала Овиннику хвост.

Свадьба готова была к сроку. Уж Катя настряпала, уж и напарила!

Шепчутся гости:

– Богатая свадьба!

Пол-избы заняла ветрякова родня: сита с корытами, бочонки, ушаты. Богатые подарили подарки – шубы да полушубки, шали да полушалки.

Скромней подарки у соломенной родни. С мельницы явились братья-жернова, муки принесли пуда три.

Пришёл с тока долговязый цеп. Преподнёс на блюде хлеб-соль.

Явились с гумна гусь с гусыней, подарили подушки да пуховую перину.

И вдруг появился ещё один гость. Никто его не звал. Кумачовая рубаха на нём горит, словно жар, щёки так и полыхают, а борода золотая.

Поклонился гость Соломинке:

– Не узнала меня? Я Огонь Овинный, Овинника друг старинный. Вот тебе подарок – полтинник золотой.

Задел гость рыжей своей бородой фату невестину белую. Вспыхнула белая кисея и загорелась.

– Пожар! – закричали гости и повалили в двери.

Подхватило лёгонькую Соломинку сквозняком и вынесло за гостями следом. И никто её больше не видал. Чудно было то, что сразу прекратился пожар, ничего в избе больше не загорелось. А свадьба расстроилась.

Ветряк опять на крышу забрался. Долго потом длинными руками махал, жаловался воробьям:

– Обманули, провели меня! Старого солдата! Всё эта вертихвостка-сорока виновата. Подсунула из соломы невесту. Нету в соломенных настоящей крепости!

А весной, когда прилетели жаворонки, сороки новость на хвосте принесли:

– Не сгорела, замуж вышла Соломинка... за  Майского Ветра в чистом поле...