а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Волкова С.Л. / Произведения

Ключик-молоточек и потайной замочек

Каждый год Еловый Дед приносил Аниным куклам ёлку из леса.

Куда же в этом году он делся? Уже и Рождество приближалось, а ёлкой в кукольном доме даже не пахло.

– Кто пойдёт за ёлкой? – вздыхала Аня. – Кукла Стася? Так она весь день конфеты ест. Аглая всё возится со своими кудрями, а Марья Степановна – кукла уже пожилая.

О новенькой Липочке, она была фарфоровая, не стоило и говорить. Аню угораздило посадить её на самую верхнюю полку шкафа. Она упала оттуда и сильно ударила ногу.

Вызван был доктор Иван Иваныч. Он просто с ног сбивался, меняя больной повязки.

– Вот что значит – высоко взлететь, – злорадствовала Марья Степановна, – не только ногу повредишь, можно сломать и шею.

К ночи, глядя на Липочку, все куклы заболели. Аглая завязала голову полотенцем, а Стася так раскашлялась, что Иван Иваныч решил ей поставить сразу и горчичники, и банки.

– Валерьянки! Валерьянки! – охала поминутно Марья Степановна. Да так громко, что проснулась Аня.

– Гриша, – зашептала она брату, – ты слышишь, что творится?

Гриша вскочил с кровати так быстро, будто вовсе не спал.

– Всё ясно, – сказал он, – куклы хотят ёлку.

– А кто за ней пойдёт?

– Я знаю кто. Помнишь прошлогодний кукольный театр?

Он быстро залез на шкаф, достал большую картонную коробку, вытряхнул оттуда целую компанию: Сапожника, Портного, Королевича и Короля. Король с Королевичем глядели франтами, парики их нисколько не измялись в коробке, шпаги звенели, сверкали глаза – стеклянные пуговицы.

Портной был малый долговязый и робкий. А Сапожнику не повезло больше всех. На него, видать, лоскутов не хватило, когда его шили, нитки так стянули, что вышел Сапожник маленьким и сутулым. Серая куртка, в нагрудном кармане гвозди да дратвы моток, в руках сапожный молоток.

– До чего же некрасив, бедняга! – вздохнула Аня и обернула молоток серебряной бумагой.

– Спасибо! – шепнул Сапожник и тотчас же пустил в ход свой новый серебряный молоток.

– Тук-тук, – простучал молоток по кукольным сапогам и туфлям. – Ну-ка, на место, подмётки, набойки, скоро всем куклам плясать вокруг ёлки!

Услышав о ёлке и танцах, куклы тут же поправились, размотали полотенца, сбросили банки и горчичники,

– А кто из вас пойдёт в лес за ёлкой? – спросил мужчин Гриша.

– Я, – ответил Король,– не пойду. Я одет для бала.

Королевич надулся:

– Я? За ёлкой? Чего не хватало!

– Я должен их величествам освежить наряды, – промямлил Портной.

– Видать, некому ехать, кроме меня.

Сапожник спрятал молоток в карман куртки, вскочил на деревянного Гришиного коня.

Куклы замахали ему вслед платками.

– Подождите! – закричала Липочка с дивана. – Нельзя ехать в лес одному! Это опасно!

Вмешалась Аня:

– Больную нельзя расстраивать. Я сама сменю ей повязку, а Иван Иваныч может ехать с Сапожником вместе.

Доктор согласился:

– Поеду, конечно. Только на чём? В лесу такой глубокий снег.

Марья Степановна сообразила:

– Да хоть на моей свинье. Она хоть и пестра, но до чего шустра!

Доктор вскочил на свинью, и путники помчались. «Ток-ток», – постукивал в кармане у Сапожника серебряный молоток.

– До свидания, Липочка!

Аня, до свидания!

Путь-дорога впереди

Трудная и дальняя.

Сапожник едет на коне,

Ну, а доктор на свинье.

На Хавронье, на свинье,

И аптечка на спине!

В лесу скакать стало труднее. Конь и свинья проваливались по самую шею.

Сапожник пошёл пешком. Вдруг раздался стукоток, на сосне стучал пёстрый кузнец-дятел:

– У тебя молоток, у меня – долото, значит, мы приятели. Видишь ту большую ель, там живёт Еловый Дед. Здесь волки. Будьте осторожны.

– Спасибо! – поблагодарил Сапожник.

Только он так сказал, вышли волки из-за куста.

– Ха! Ищете Елового Деда! Не найдёте. Давайте нам вашу свинью к обеду.

Иван Иваныч затряс головой:

– Свинью не отдам! Это разбой! Сапожник спорить с волками не стал.

– Наша Хавронья хоть и пестра, но уж больно постна. Видите, стоит сосна. Я тут днём проходил, дятел её уж долбил! В ней, видно, сала – так сала! Да и мой молоток болтать зря не станет.

Молоток по сосне простучал:

– Сюда, сюда, серые господа!

В этой сосне сала больше,

Чем в нашей свинье.

Ух, как толста! Не обнять!

Сала пудов, видно,

Шесть или пять!

Волки ждать не стали, вцепились в сосну зубами. Залепило им смолой пасти. Пока они зубы вытаскивали, путники нашли большую ель. В ели – дупло, в дупле – дверь. На двери замок. Попросил Сапожник:

– Постучи, молоток!

Молоток застучал:

– Май далёк, глубок сон...

На дворе Рождество.

Встань, проснись,

Еловый Дедка,

Покажи нам своих деток.

Кого из них разбудить?

В гости к нам пригласить?

Из дупла отвечали сердито:

– Я не сплю, а дверь закрыта. Ключ я кладу возле старого пня. Откройте меня.

Поискал Сапожник ключ, разрыл снег.

– Нет ключа нигде! Искал-искал и всё без толку!

Проворчал в дупле Еловый Дед:

– Опять меня заперли волки. А ключ утащили, чтоб люди за ёлками сами в лес ходили. А серые уж тут как тут, зубами щёлкают, добычу ждут.

– Какой нечестный лес! – рассердился доктор.

– Лес как лес. Волки как волки. Вы меня откройте лучше.

– Сейчас, – ответил Сапожник. – Только сделаем ключ.

Разбудил Сапожник кузнеца-дятла.

– Эй, длинноносый приятель! Перекуй молоток мой сапожный на ключ от замков всевозможных.

– Сделаю, друг!

Унёс дятел молоток в свою кузницу.

Тук-тук... И пока светил ему лунный луч, перековал молоток на серебряный ключ.

Повернул Сапожник в замке ключик серебряный.

– Кряк! – отворились двери, и вышел Еловый Дед. Опух со сна, еловая труха в волосах.

Потрепал маленькую ёлочку по колючей макушке:

– Ты пойдёшь к Ане, прощайся с подружками! А после Рождества придёшь к нам обратно.

Ёлочка встряхнулась и пошла по сугробам, вслед за Иваном Иванычем и Сапожником.

Когда они вернулись домой. Аня и Гриша снова спали. Их встретила разряженная Марья Степановна

– Поздравьте меня. Я вышла замуж за Короля.

– Как? – открыл рот Иван Иваныч.

– Так. Теперь я здесь командую, а не Аня. Ёлки сегодня не будет, а будет свадьба. И не одна. Липочку я тоже выдаю замуж – за Королевича. Теперь уж ей не сидеть выше меня!

Куклы зашумели. Липочка, забыв, что она больная, затопала ногами.

– Нет! Я не выйду замуж за этого франта со стеклянными глазами!

– Выйдете! – надулся Королевич. – Марья Степановна приказала!

Липочка бросилась к Сапожнику:

– Спасите меня, пожалуйста! Вы здесь храбрец – в одиночку отправились в лес!

– За оскорбление королевской особы вы отвечать будете оба!

Королевич выхватил шпагу и воткнул в грудь Сапожника. Куклы закрыли глаза. Липочка хотела уже упасть в обморок, но тут раздался звон, шпага отскочила ударясь о ключ, что лежал в нагрудном кармане. Королевич изловчился, зашёл сзади и ударил шпагой прямо в спину. Звон и треск! Да такой сильный, что проснулась в своей кроватке Аня.

Она просунула голову кукольный домик и что же она увидала?

Сапожник лежал, упав навзничь. Из его сутулой спины торчала сломанная шпага. Серебряный ключик выпал из кармана и лежал рядом.

Иван Иваныч хлопотал над раненым. Он вытащил из его спины обломок шпаги и воскликнул:

– Кто бы подумать мог! В спине пациента – потайной замок! Удивительный медицинский случай!

Аня нагнулась:

– А вот и ключик!

Куклы столпились вокруг:

– Что там?

– Щёлк! – открылся замок, и выпал футляр. В футляре была скрипка. Осторожно-осторожно взял её в руки Сапожник и заиграл.

– Бал! – захлопали куклы в ладоши.

– Сначала нарядим ёлку, – строго сказала Аня.

Марья Степановна заворчала что-то под нос, но при Ане боялась командовать.

И вот наконец-то начался бал! Открыли его Гриша с Аней. Король с Марьей Степановной шли второй парой. Со Стасей танцевал Портной, с Аглаей – Иван Иваныч.

Иногда Сапожник просил:

– Играй, скрипочка, сама!

Тогда он с Липочкой танцевал. Он танцевал лучше всех, наш Сапожник. Прямой и стройной была теперь его спина. Впрочем, Сапожником его теперь никто не называл.

– Познакомьте меня с вашей невестой, маэстро, – подошёл к нему Король. Так и пошло: маэстро да маэстро.

Королевич стоял темнее тучи.

 – Спрячь его лучше, – шепнула Аня Грише, – а то, как бы чего опять не вышло!

Королевича посадили обратно в коробку, а коробку спрятали в кладовку.