а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Сергеев М.Д. / Произведения

В гостях у барона Мюнхгаузена

Уже был вечер, тайга постепенно погружалась в сумрак, лишь вершины сосен да крона старика кедра светились под последними лучами солнца. Вся компания сидела перед домиком Сибирячка и слушала очередной путаный рассказ лешего Кеши о его дальних (а на самом деле близких) родственниках. Близкими они были, потому что это были его братья и сёстры, а дальними, потому что жили они в лесах Европы, Америки, Австралии и ещё дальше, если это, конечно, возможно. И вдруг зоркий боцман Сарма, наблюдавший, как в небе проклёвываются первые звёзды, закричал:

– Полундра! Кто-то летит!

И в самом деле, под облаками, которые только что родились из байкальского тумана, летела стая гусей. Они странно выстроились в одну линию, а за ними, распластав руки, летел... вы не поверите! – человек. Вдруг стая резко пошла на снижение и скрылась за деревьями, как определил леший Кеша, за версту от нашей поляны.

Тут же снарядили туда ворону, но она вернулась ни с чем: ни гусей, ни человека нигде не было. И вдруг на поляну прискакал олень. Между рогами у него росло вишнёвое дерево, а смешной человечек в белом парике с косичкой ел ягоды и выбрасывал косточки на траву.

– Не может быть! – закричала ворона, – Не вас ли я вижу, драгоценный барон Мюнхгаузен?

Нежданный гость спрыгнул на землю, церемонно раскланялся и сказал на ломаном русском языке:

– Как приятно видаль старых знакомых! Мы познакомились, когда я имел служить в русской армии двести лета раньше?

– Нет, когда вы путешествовали по Сибири. Помните?

Барон Мюнхгаузен всё запоминайт.

– Как же вы здесь оказались, дорогой барон? – прервал их воспоминания Сибирячок.

– Я охотился в своём поместье, в Германии на уток.

Чтобы не стрелять много, я заряжал обычно ружьё своё вместо пуль шомполами. И вот – пах – и семь гусей нанизаны на шомпол, как бусы. А тут я решил ещё к шомполу привязать прочную нить, чтобы потом не разыскивать подстреленный птица.

– Ух, ты! – засмеялся леший Кеша. – Вот это заливает!

– Выстрелил я, – продолжал между тем Мюнхгаузен, – а утки, поду - майт только, полетели.

– Так вы же говорили гуси?

– Да, гусь, гусь. Нет, утка. А теперь они сели в лес, а когда я чуть задрёмывал и отпускал нитка, они улетайт все четыре сторона. Хорошо из куста олень выбегайт, когда-то я стреляйт в него вишнёвый косточка.

– Ну что ж, – улыбнулся Сибирячок. – Будьте нашим гостем.

– Но я пригласил друзей-приятель на ужин из дичи! Они скажут, что барон Мюнхгаузена большой, это, враль. А я шеловек ошень правдив.

– У нас же есть волшебный глобус! – сказал боцман Сарма. Отправим барона домой.

– А можно и мне? – робко вставил леший Кеша. У меня там брательник живёт, в Германии.

– А почему бы и вам не отправиться ко мне в гостях? – обрадовался барон, – Мой дом – ваш комнат. Если это, как вы сказаль, волшебный глобус не пошутилка...

Сибирячок даже обиделся. Он, не говоря ни слова, вынес из своего домика волшебный глобус, и попросил Мюнхгаузена показать место, на котором стоит его замок. Барон ткнул длинным острым ногтем в чуть приметную точку на изображении Германии. Их подхватил вихрь, наступила темнота. А когда наши путешественники открыли глаза, – они уже были на берегу большой реки, впадающей в море.

– Это есть флюс... – Мюнхгаузен от радости погладил лешего Кешу по щеке.

У меня никакого флюса нет, у меня зубы ух какие! – и Кеша раскрыл во всю ширину рот, чтобы все могли полюбоваться на его жемчужные челюсти.

– Да флюс-то, ведь, по-немецки – река! – засмеялся боцман Сарма. – Как зовётся-то речка, а барон?

– Эс ист флюс Везер!

– Значит, море-то – Северное?

– Конечно, конечно, вы знайт географий!

Ещё бы! У нас в мореходке, знаете, как гоняли! Ну что ж, есть море, – стало быть, поплаваем!

Тут за деревьями послышался шум. Выбежали люди в старинных ярких одеждах. “Барон! – кричали они. – Это и есть твои гуси?”

– Это мои гости из Сибир! – гордо отвечал барон. Милости прошу к мой шалаш!