а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Волкова С.Л. / Произведения

Дымка

Если ты бывал на улице Подгорной, той, что упирается в переулок Осенний, то видел двухэтажный купеческий дом. Там за окном-фонарём жил старик Арсений Арсеньевич. Из-за хромоты и короткой шкиперской бороды соседи за глаза называли его пиратом. Но пиратом он никогда не был, а работал Арсений Арсеньевич в тайге охотоведом. Жил он одиноко и вечерами, чтобы не было скучно, писал письма своей внучке.

Под новый год у старика прибавлялось хлопот. Он надевал валенки, которые служили ему ещё на Севере, и скоро на лестнице раздавался стук его палки. Арсений Арсеньевич спешил на почту отправить внучке подарки. Посылку он подписывал так: «Внучке Голубичке от Деда Мороза».

Возвратившись домой, шёл в чулан, доставал из сундука выцветший походный рюкзак, набивал его доверху и шёл по соседним дворам одаривать ребят. Он бы, наверное, обошёл всю Подгорную и даже Осенний переулок, если бы не болели ноги.

– Откуда у старика столько денег? – судачили соседи, – и где он подарки берёт? В магазине его никто никогда не видел.

Все ломали над этим головы, пока один мальчик с нижнего этажа не услышал однажды среди ночи, что кто-то на лестнице ворчит и рычит, верещит и пищит, и топочет. Он выглянул и увидел: по лестнице поднимаются удивительные гости. В меховых шубах и все ростом невелики: белки, соболи, зайцы, бурундуки. Наступая друг другу на пятки, толпились куропатки. И все были с поклажей – в лапах, зубах, на спине.

Утром мальчик подумал, что всё это видел во сне. Но когда он поднялся к соседу, то увидел, что тот разбирает подарки. Чего там только не было! Варежки бисером вышили зайчихи-мастерицы. Шарфы и перчатки вязали куропатки. Сундучков с орехами натащили белки. Собольки подарили лыжи-самоделки. Снегири и свиристели, птицы зимние, принесли свистульки глиняные.

А какие там были деревянные игрушки! Солдатики и пушки, медведи-пильщики и лошадки на катушках. И целые города с вокзалами, дворцами и храмами. Всё это без рубанка и топора выточили бобры-мастера.

В глазах у мальчика так и прыгал вопрос:

– За что они вас так любят?

Арсений Арсеньевич ответил ему:

– На севере птиц и зверей зовут «маленькие люди». Я спасал их зимой от бескормицы и стужи, «маленькие люди» помнят добро больших не хуже.

Мальчик глаз не мог оторвать от сверкающего автомобиля с фарами из горного хрусталя. И сейчас же ему автомобиль подарили.

Внучке своей Голубичке Арсений Арсеньевич не успел подарить ничего, как вдруг получил от неё письмо:

«Дорогой Дед Мороз. Приезжай ко мне в гости. И подари мне собаку. Только настоящую».

Старик заволновался: в такую даль ему ни за что не добраться. И собака не игрушка, её не отправишь по почте. Сочиняя ответ, он засиделся до полночи. И только она наступила, на свет лампы в окне-фонаре прилетел Полуночник. Полуночник – это северный ветер. Он одет в меховую шапку с ушами, в унты из оленьего меха. Заглянул он в окно, увидел письмо и прочитал его:

– Ишь, – позавидовал Полуночник, – дорогим называют и зовут в гости! А передо мной так двери закрывают перед самым носом. А что, если я подарю девчонке собаку? Тогда будет всё по-другому.

Он прочитал на конверте адрес, топнул унтом, махнул рукавом и полетел к голубичкиному дому.

Она каталась с горки, когда налетел Полуночник и подхватил её вместе с санками.

– Мы летим за собакой! – слышала она сквозь свист и гул.

Опустились они в тундре: белый снег кругом, ни куста, ни деревца. Только темнеют вдалеке островерхие чумы.

– Стой здесь! – сказал Полуночник девочке и исчез. И тут Голубичка услышала тявканье.

– Собачка! – обрадовалась она.

– Иди сюда!

И увидела белую шубу, любопытные чёрные глазки, пуговкой нос и пушистый белый хвост.

– Я не собачка! Я тундры жилец – белый песец.

– А я жду собаку. Я буду с ней дружить.

– И не надейся, – фыркнул Песец, – ты не такая, как все. У тебя глаза будто льдинки, а волосы как осенняя трава.

Это были очень обидные слова. Но песец оказался прав. Белая лайка, которую привёл Полуночник, сперва зарычала по-волчьи, потом залаяла, потом повернулась и убежала. Голубичка заплакала, Полуночник подбросил её замёрзшие слёзы на своей рукавице.

– Плакса, к тебе и в гости не стоит проситься.

И улетел.

Хорошо, что услышала девочку куропатка северная. «Фрр», – вылетела она из-под снега.

– У тебя глаза как голубика спелая. Ты, наверное, понравишься эвенкийке Пелагее, которая здесь собирает морошку. Вон её чум, виден как на ладошке.

И Голубичка пошла за куропаткой следом. Пелагея, стоя у чума, курила короткую трубку. А когда увидела девочку, уронила её в снег.

– Каким ветром тебя сюда занесло?

– Северным. Мне собаку надо.

Пелагея взяла девочку за руку, ввела в чум и усадила на оленью шкуру.

– Рассказывай, а я оленину варить буду.

Голубичка рассказывала о дедушке и о себе, а эвенкийка слушала и помешивала в котле.

Скоро запахло вкусным варевом. Хозяйка чума из котла зачерпнула и плеснула в пламя. Повалил синий дым.

Вот, Огонь, тебе еда,

А что дымно – не беда,

Дыму, слуге своему, прикажи

Дымку, собаку, наворожить.

Так проговорила она, вынув трубку, а потом снова закурила её. Дым из трубки заклубился, как шуба пушистая, из неё высунулся нос, загнулся калачом хвост, чёрный уголёк из очага прилип к кончику носа, ровно встали два острых ушка, и, как два светлых оконца, глянули внимательные глаза.

– Дымка! – позвала эвенкийка. – Иди сюда! Служи этой девочке, чтобы она больше не плакала.

Собака опустилась на оленью шкуру и протянула Голубичке лапу.

– Ну а теперь домой скорее, – сказала Пелагея.

Она запрягла Дымку в сани и сказала ему на ушко, как найти Голубичкин дом. Потом крикнула Дымке: «Вперёд!» – и сани помчались сквозь снег и лёд.

Они миновали тундру и летели теперь сквозь тайгу, как вдруг северный ветер задул. Это был Полуночник. Он летел из тундры, а навстречу ему мчался ветер с юга Полуденник. Он был в пёстром халате, на голове феска. Полуночнику показалось, что южанин смотрит на него слишком дерзко, и он дернул его за полу халата. Посыпалась вата. Полуденник думал недолго. Он сбил с Полуночника шапку. Тот дунул, и вата превратилась в хлопья снега. Южный и северный сшиблись и теперь что есть силы тузили друг друга.

А на земле поднялась вьюга. Дымка сбился с пути, мешочек с припасами потерялся, сидят под сосной Голубичка с Дымкой, горюют.

– Карр! – опустилась на ветку ворона. – Что сидите? Здесь рядом зимовье, а там человек, он охотник меткий, собака найдёт ему белку, будет вам и ужин, и ночлег. И что-нибудь перепадёт и мне.

Поскрёбся Дымка в двери зимовья, вышел охотник, удивился.

– Какой красавец дымчатый. Пойдём белку поищем.

И взял ружьё. Дымка впереди побежал, ворона за ним увязалась – караулит своё.

Вот она, белка! Сидит на кедре, шишку держит в лапках передних, запрыгал Дымка вокруг кедра.

– Эй, белка, спасай свой хвост! Сюда охотник идёт.

Как каркнет ворона:

– Глупый ты пёс! Когда подойдёт хозяин, тогда и надо лаять.

Дымка рассердился:

– Мой хозяин не охотник, моя хозяйка – Голубичка.

Повела белка ухом с кисточкой:

– Голубичка? А её дедушка Арсений Арсеньевич?

– Ты его знаешь?

– Знаю.

– И знаешь, где его дом?

– Знаю, скажу, если не будешь лаять.

И она рассказала Дымке, как прибежать в наш город и найти там дом на улице Подгорной.

Дымка побежал туда, где его ждали Голубичка и сани:

– Дурак! Кому такой глупый пёс нужен. Не можешь заработать себе на ужин! – кричала ему вслед ворона с ветки.

А Дымка уже мчался через тайгу по белкиным заметкам.

До нашего города из тайги добираться недолго. Санки миновали переулок Осенний, поднялись по Подгорной. И вот он – дом с окном-фонарём. Санки встали.

– К кому это приехали? – прилипли носом к стеклам соседи. А мальчик с первого этажа сразу догадался к кому и побежал открывать двери.

С того дня в окне-фонаре всегда зажигается ёлка. Есть для кого ставить! Каждый год привозит Дымка Голубичку к деду в гости. И не надо ему больше ходить с посылкой на почту. Но своего обычая он не оставил. Как всегда, надевает он старые валенки, набивает рюкзак подарками и садится в сани. Объезжают они с Дымкой теперь все улицы. Ближние и дальние. И даже те, что на самых окраинах. И подарков в рюкзаке на всех ребят хватает.

А если тебя не было дома, когда пробегал Дымка с салазками, то в подарок тебе эта сказка.