а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Хохряков Е.М. / Произведения

Совёнок Вова: лучше медленно летать, чем быстро падать 

– Куда летим? – деловито спросил бельчонок Коля у падающего мимо сосновой ветки совёнка Вовы. – Почему крыльями не машем?
При этом он ловко поймал Вову за лапу и посадил рядом с собой.
– А что, это нужно было делать?! – удивился Вова, который ещё не умел летать.
– Тяжёлый случай, – вздохнул Коля. – Ты когда-нибудь себе так шею сломаешь, ныряя вниз головой. Тебя что, мама до сих пор не научила летать?
– Ей всё время некогда, – отряхивая перья, пробормотал совёнок. – То собрание совиное, то охрана полей да огородов.
– Каких огородов? – удивился Коля.
– А я знаю?! – вопросом на вопрос ответил Вова. – Где-то в лесу есть огороды. Там растут какие-то травы и овощи. Бабушка Сова рассказала маме, что воробьи повадились разорять грядки, и надо помочь охранять их: хозяин когда-то спас бабулю, когда та была ещё маленькая и заблудилась зимой. Он её домой занёс и отогрел. Потом в лес отнёс. Теперь мама с бабушкой там и днём и ночью гоняют воробьёв. А я один, совсем один, – горестно вздохнула птаха. При этом вид у неё, птахи, был самый что ни на есть довольный. Ну, какой же ребёнок не будет доволен тем, что над ним не стоит мама с её вечными «туда не ходи!», «это не бери!», «теплее одевайся!»
– Побежали, посмотрим, а? – обрадовался Коля. Ему давно надоело сидеть на сосне одному. Все куда-то разбежались. Даже жук-древоточец, что постоянно трещал под корой, и тот ушёл по своим жучарным делам.
– Как ты себе это представляешь – «побежали»? – сокрушённо покрутил головой совёнок.
Коля всегда завидовал тому, как Вова умел вертеть головой. То он смотрит прямо перед собой, а уже через мгновение может смотреть себе за спину! Причём тело оставалось неподвижным.
– Это ты можешь побежать, – продолжал Вова. – Тебе легко бежать: прыг-скок с ветки на ветку. А я за тобой по этой траве тащиться буду. Нет уж. Полезу-ка я наверх, да снова попытаюсь научиться летать. Птица я, в конце концов, или не птица!?
– Птица, птица! – успокоил друга бельчонок. Ему очень хотелось помочь приятелю. Но он пока не знал, как это сделать. Согласитесь – падать с ветки вниз головой не самый лучший способ.
– Чего призадумался?
Коля повернул голову влево. Рядом с ним, почти неслышно, приземлилось красоты неземной существо. С огромными крыльями, на которых были нарисованы четыре глаза.
Существо звали Кристиной. И было оно бабочкой. Они познакомились весной. Удивительное это было знакомство. Сначала на дереве появилась гусеница. Большая и красивая. У неё было множество лапок, которыми она цеплялась за кору и так могла ползать хоть вверх головой, хоть вниз. Вова говорил, что именно эту гусеницу он встречал в траве. Мол, её тащили муравьи, потому что сама гусеница притворилась, будто у неё лапка болит. Кристина отрицала такой навет, справедливо возражая, что у неё очень много родственников в лесу. Но она сама никогда никого не обманывала и не собирается обманывать в будущем. Потому что совсем скоро её не станет.
Ребята сильно удивились тогда: как это не станет гусеницы? Куда она денется?
И вот однажды утром на соседней берёзе приятели увидели непонятное существо: какой-то кокон из мелких ниточек и перепонок. А гусеницы нигде не было.
– Она ушла, как и обещала! – удручённо сообщил Вова, который успел привязаться к новой подружке. – Даже не попрощалась!
Приятели посокрушались. Да и стали забывать о гусенице. Пока в один прекрасный момент, рано утром, когда солнышко разогнало утренний туман, они не заметили на месте непонятного кокона какой-то парус. Тёмно-синий. У этого паруса был маленькая голова с длинными усами и небольшое тело. Парус слегка дрожал от сквозняка, который вечно жил среди берёзовых листьев. А потом он вдруг расправился, превратившись в два крыла с замечательными зелёно-золотыми глазами. Они сделали вот так: шши-шши-шши и поднялись ввысь!
Сделав круг, потом другой, волшебное существо внезапно уселось между Колей и Вовой, и произнесло:
– Здравствуйте, мальчики! Я вернулась!
– Ты кто?! – ошалело спросил совёнок.
– Ну вот, совсем вы странные! – удивилось существо. – Я – бабочка. Зовут меня Кристина. А ещё совсем недавно мы дружили, когда я была гусеницей. Стыдно друзей забывать!
И бабочка Кристина рассказала, что все гусеницы сначала превращаются в кокон, в котором спят, а потом снова рождаются уже вот такими красавицами.
Приятели были изумлены такими превращениями.
Кристина была знатной красавицей! Широченные крылья неописуемой красоты, с плавными вырезами вокруг «глаз», шелковистая шкурка по всему тельцу, усики с маленькими шариками на концах, бархатистая причёска. Когда она летела, крылья чуть-чуть шуршали, издавая тот самый звук: шши-шши-шши. Её сначала хотели назвать Клашей! Когда его произносишь, так и слышно «шши-шши». Но бабочка воспротивилась – как она, похожая на королеву, и вдруг Клашка-замарашка? Так она стала Кристиной.
– Повторяю вопрос: чего задумался? – прервала воспоминания Коли бабочка. – У тебя проблемы есть?
– Зачем есть проблемы? – удивился растерянно бельчонок. – Не хочу я их есть. Они невкусные, наверное.
– Балбес! – подвела итоги разговора бабочка. – Кто тебе предлагает есть проблемы? Они несъедобные. Спрашиваю в последний раз – чего грустный? Такой прелестный день, а ты грустишь.
– А-а, ты про это? – встрепенулся Коля. – Я всё про Вовку думаю. Он никак не научится летать. А его маме по-прежнему некогда. Мол, сам пусть тренируется. Вот он уже день-деньской вниз головой с самой верхушки сосны и сигает.
– Вот глупый птенец! – воскликнула бабочка. – Мог бы и меня попросить потренировать. Я ж не хуже его мамы летаю.
– Давай его сейчас поймаем, и ты его научишь, а? Мы с ним хотели сбегать посмотреть, как там их мама с бабушкой воробьёв на поле гоняют. Это быстро – учиться летать?
– Кому как, – заметила бабочка. – Мы сразу умеем. Только вот были куколками в коконе, а потом – раз! – крыльями махнули и полетели.
– Здорово! – восхитился Коля и крикнул, задрав голову:
– Эй, Вовка! Падай, давай! Мы тебя тут летать учить будем!
С минуту стояла тишина. Потом сверху посыпались старые сосновые иголки, послышался шум падающего тела, и мимо двух товарищей мелькнул совёнок, который отчаянно махал короткими крыльями, таращил глаза и крутил головой, отбиваясь ею от мешающих зелёных кисточек сосновых веток.
Он так быстро просвистел вниз, что ни Кристина, ни Коля не успели подхватить друга.
Вскоре послышалось мягкое «бум», словно кедровая шишка упала в мох, и радостный вопль совёнка Вовы:
– Вы видели? Вы видели! Я почти летел!
Коля и Кристина переглянулись и, не сговариваясь, устремились к корням сосны, где возбуждённо приплясывал маленький летун.
– Я думал, что ты мох пробьёшь до земли! – засмеялся обрадовано Коля, отряхивая с друга хвоинки. – Вот! Я тебе тут тренера по полётам нашёл!
И он указал на усевшуюся на веточку костяники Кристину.
Та приветственно взмахнула одним крылышком и критически осмотрела Вову:
– Помаши крыльями!
Вова секунду подумал, и потом пару раз махнул крылышками. Но как-то стеснительно, неуверенно.
– Так, – сказала Кристина. – Так. Я вот не пойму одного – у тебя это крылья или две сухие ветки от старой берёзы?
– Почему это ветки? – обиделся Вова. – Сама ты берёза!
Коля засмеялся, а Кристина ничуть не обиделась.
– Вот смотри, какие у меня широкие крылья, – пояснила она, и расправила свои паруса. При этом она стала раза в три больше, чем была. – Если я махну сейчас ими, то воздух меня поднимет. А ты чем машешь? Почему у тебя вот эти большие пёрышки прижаты и не расправляются? Ты их можешь расправить?
Вова опять задумался. Он ещё не совсем понимал, как нужно управлять всеми этими перьями.
Перья были разными. Самые мелкие трепетали при любом ветерке, превращая маленькое тельце совёнка во внушительную фигуру.
Были и средней длины пёрышки. Они плотно сидели от самой шеи до кончика крыла, прикрывая изнутри самые большие. Те казались тяжёлыми и непослушными. Вот как всем этим богатством управляться?!
– Подними крылья горизонтально! – приказала совёнку бабочка Кристина.
Вова смущённо опустил глаза, но приказ выполнил. Его крылышки растопырились так, как и говорил Коля: две сухие веточки, торчащие из тела совёнка.
– Вовка! – воскликнула Кристина. – Отпусти сейчас же все пёрышки на волю! Дай им свободу. Ты им дохнуть не даёшь – зажал одно к одному. С такими «палками» ты далеко не улетишь. Всю жизнь будешь летать только вниз головой. Расслабься!
– Как расслабиться?! – чуть не заплакал Вова. – Я не умею!
– Как, как! – снова захихикал бельчонок. – Просто так. Спой любимую песенку, крылья и расслабятся. Ты о них просто забудь!
Совёнок попробовал «забыть» про крылья. И они тут же безвольно упали вдоль тела.
– Так не пойдёт! – заволновалась бабочка. – Ты можешь помахать крылышками? Вот так?
Она два раза взмахнула своими крыльями и подлетела сразу на метр. На ребят даже налетел небольшой ветерок, как от веера. Так она сильно махала.
– Пой песенку и маши своими палками!
Совёнок обиделся. Но не на товарищей, а на самого себя. В самом деле – что тут такого хитрого – махать крыльями, расправив перья?! Он же много раз видел, как делали это и мама, и бабушка Сова, и синицы с дятлами. Да возьмите тех же сорок, что постоянно прилетают к маме поболтать о том, о сём? У них даже хвосты и те трясутся, как дополнительные крылья…
Думая о таких простых делах, Вова и не заметил, как начал махать крылышками. Как славно распушились его перья. Как он сам стал большим и пушистым, а травинки под ногами вдруг принялись уменьшаться. Даже Коля с Кристиной стали не такими большими. Тут Вова понял, что смотрит на них… сверху! Он даже услышал, как крылья его шумят: вжух-вжух-вжух!
– Кристи! – закричал Коля. – Смотри, смотри. Он же летит!
Услышав этот возглас, Вова чуть не рухнул вниз, на мох. Потому что от неожиданности перестал махать крыльями, и они опять превратились в «берёзовые» веточки.
У самой земли он опять изо всех сил замахал крылышками и – о чудо! – через мгновение преспокойненько уселся на нижнюю ветку родной сосны!
Только тут он понял, что научился летать. И это навсегда!
Ребёнок обрёл крылья! И значит, свободу.
Ему тут же потребовалось срочно похвастаться успехами и перед мамой, и перед бабушкой.
Он выпрямился во весь рост, гордо выпятив грудь, и уже хотел крикнуть друзьям, чтобы они поднимались к нему, на ветку, как ветка дрогнула, и рядом с ним плюхнулся Коля! За ним неслышно опустилась на шишечку и бабочка Кристина.
– Вовка! – захлёбываясь от восторга, снова прокричал Коля. – Ты настоящий лётчик! Летаешь как самолёт!
Это вчера вечером они сидели у дупла, в котором жил бельчонок, и с завистью смотрели, как высоко в небе летела железная птица, которую старая бабушка Сова называла «самолётом».
– Ты просто огромный молодецкий молодец! – бельчонок хлопнул приятеля по плечу. – Теперь мы с тобой сможем гонять по лесу. Теперь нам никто не страшен!
«Смешной Коля! – подумал Вова. – Будто в нашем лесу можно кого-то бояться».
Он тут же вспомнил, как совсем недавно подружился с самим волком, и даже один раз прокатился у него на спине. Это когда он пешком ходил в гости к своей бабушке.
Вспомнив про старую Сову, Вова тут же решил, что сейчас они втроём быстро доберутся до неведомых огородов, найдут там маму и бабушку, и он покажет, как научился лихо летать.
Сказано – сделано!
И три товарища помчались исполнять задуманное.
Двое из них летели, а третий лихо прыгал.