а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Волкова С.Л. / Произведения

Счастливый пельмень

Под Новый год бабка Пелагея большую стряпню затеяла: напекла шанег с творогом и ягодами, налепила пельменей. И всё отнесла в чулан – чтобы замёрзло. Радуется старая: до Нового года ещё три дня, а со стряпнёй уже управилась.

И коту бабкиному Ерошке Нового года ждать невтерпёж. Нашёл он в крыше чулана лаз и повадился каждый день туда лазить.

Шанег вволю отведал и пельменям отдал честь. Одно у Ерошки горе – как ни старался, не мог всего сразу съесть.

Как Ерошка наведывался в чулан, никто не видал. Только синицы да свиристели, что на рябине сидели. Свиристели головами вертели, пересвистывались, перегля¬дывались, Ерошку ругали.

Потом снялись с рябины и улетели в лес всей стаей. А синицы остались. И, оставшись, не зевали: шмыг да шмыг в дыру в чулане. Много шанег да пельменей поклевали. Пошла Пелагея в чулан и ахнула: испорчена вся стряпня! 

 

Причитает старая:

— Всё угощение пропало! А ко мне кума обещала прийти из Копёшек.

Набросилась она на кота:

— Это всё ты, завалень, виноват! Сколько пельменей перетаскал, серый прохвост!

Отходила Ерошку веником и выгнала на мороз.

Очень Ерошка обиделся и надумал вот что: «Схожу-ка я в Копёшки к бабкиной куме, скажу ей, что угощения у бабки и в помине нет. Кума к ней и не придёт. Пусть сидит старая одна в Новый год!»

Пошёл кот Ерошка в деревню Копёшки. А дорога ведёт через лес. Кот по лесу ходить непривычен. Сначала в сугроб по уши влез, потом в нору провалился.

Вылез, отряхивает с лап холодный снег. Увидала его белка на сосне:

— Эй, кот — серый хвост, далеко ли идёшь?

— Иду в деревню Копёшки, да боюсь не дойду. Совсем я замёрз.

Белка его пожалела:

Дойдёшь до поваленной ели, свернёшь налево — там будет зимовье, по-греться зайдёшь. 

Не обманула белка. Набрёл кот на сторожку. Вошёл в сени, обмёл лапы веником, поскрёбся:

— Это я, кот Ерошка.

Двери открыл старик, высокий, румяный, борода и усы белые. Сам Дед Мороз.

— Вот так гость! — удивляется Дед. — Что тебя по лесу носит?

Жалуется кот: Настряпала Пелагея сдоб, налепила пельменей. Всё птицы поклевали, мыши поели. А бабка меня веником! Я же совсем не виноват!

Нахмурился Дед Мороз:

— Птицы, говоришь? Мыши? А какие птицы, интересно узнать, на рябине сидели, головами вертели?

— Известно, какие! Синицы и свиристели, они всё поклевали, поели.

Дед Мороз хмурится ещё сильнее. А потом говорит:

— Мне тоже надо пельмени лепить. Садись, помогай.

Кот Ерошка вымыл лапы, сидят с Дедом стряпают. Налепили пель¬меней два противня целых. Остался теста комок, раскатал Дед его в кружок, набил хлебными крошками, хвост приладил и два глаза-орешка вставил.

— Это, — говорит Дед Мороз, — пельмень счастливый. Кому он достанется, тому и счастье всю зиму.

Сели они пельмени есть, заглядывают друг к другу в чашки: кому из них привалило счастье? Счастливый пельмень достался Ерошке. Выловил он его, открыл рот, а пельмень как чвиркнет, да как запоёт!

Вспорхнул с крашеной ложки и вылетел из сторожки.

Дед усмехается:

— Вон оно, твоё счастье, улетело в двери.

Кот только лапой махнул. Уплёл он целую миску пельменей, отяжелел и раздумал идти в Копёшки к Пелагеиной куме.

Завалился спать на лежанку. Утром Дед его разбудил спозаранку:

— Куда тебя провожать, дорогой гость? 

— Домой пойду. Пропала у меня на бабку злость.

Прибежал он домой. Дома нет никого, на двери висит замок.

А синицы сидят на рябине, как раньше сидели.

И свиристели опять прилетели.

А среди них незнакомая птица: хохол торчком, длинный хвост.

Так и эдак Ерошка размышляет: «Может, дрозд?» Поглядывает на неё вполглаза:

— Почему эта птица с дерева не слезает? Наверное, меня боится?

Вдруг как свистнет птица, как зальётся трелью!

Два глаза-орешка строго так на кота поглядели.

— Свись! Свись! Иди, кот Ерошка, перед хозяйкой своей повинись.

Тут и признал кот Ерошка свой счастливый пельмень.

А тот чвиркнул, свистнул и улетел.

— Эх, — говорит Ерошка, — вот напасть-то! Опять упустил своё счастье... Пойти, что ли, повиниться перед Пелагеей?

Обошёл кот всю деревню и набрёл на следы от бабкиных валенок. Пошёл по следам и к дому пришёл, где жила бабкина сестра и её племянники.

Дождался он, когда откроют, пулей влетел. Сидит за столом Пелагея, и не злая она сегодня, видно по ней. Потёрся об ноги Ерошка:

— Прости меня, хозяйка! Я не буду больше!

— Ладно, — говорит бабка, — кто старое помянет, тому глаз вон. Загостилась я тут, пойдём домой.

Пошли они к своей избе. Ерошка видит: сидит на рябине счастливый пельмень.

И не один, а среди родни. И этой пельменной родни на рябине видимо- невидимо! Шум стоит: кто цвиркает, кто чирикает, кто свиристит. Тут хохлатый пельмень пропел:

— Это, Пелагея, подарок тебе от Деда Мороза.

Бабка вгляделась: на рябине расселись пельмени мороженые! Всплеснула руками, схватила таз, полный пельменей натрясла. А остальные за счастливым вслед улетели. Тут и бабкины гости подоспели: сестра с племянниками да кума из Копёшек. Все сели за стол, не забыли и Ерошку. Зачерпнула ему бабка пельменей три поварёшки.

Всю зиму на рябине пельмени гомонили. Всю зиму Пелагея с Ерошкой не знали горя. А как снег растаял, улетела пельменная стая за море.

Ерошка с Пелагеей их провожали:

 — До свидания, пельмени! Возвращайтесь скорее!