а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Устинов С.К. / Произведения

Прошлой осенью леший взял корзиночку и отправился в лес за упавшими листьями. Корзиночка всегда висит на сучке около лешиного дома - выворота корней упавшего дерева. Идёт леший, листья собирает. Вдруг за кустами кто-то чихнул.
- Ой, кто там? – струхнул леший.
- Да я это, Сибирячок, нашёл, кого испугаться! Как раз хотел тебя повидать.
- Ну повезло тебе, я тут последний день. Ты, значит, не знаешь Сибирячок, я переехал! Живу теперь в Байкало-Ленском заповеднике, на севере Байкала.
- А что такое заповедник?
- Заповедник - это где никого не ловят, ни в кого не стреляют. Особо охраняемая территория. Вот где раздолье! Людей не боимся, они нас, наоборот, охраняют, интересуются, как мы живём, пишут про нас. Приезжай к нам в заповедник!
- Я с удовольствием, леший. Помнишь, ты знакомил меня с разными лесными жителями?
- Как же, помню, Сибирячок. Одних хищников четвероногих у нас в Прибайкалье четырнадцать видов. Вот, взять росомаху.
 - Да, да, я про неё много слышал, сама всего-то с небольшую собаку, а вон лося съесть может!
- Правда, Сибирячок. Росомаха - родня соболю, колонку, даже ласке, мелюзге этой! Словом, к семейству куницевых относится. Росомаху за медвежонка многие принимают. Вес у неё большой - двадцать килограммов, ростом невысокая, а длина тела 95 сантиметров. Шуба у неё буроватая, только по бокам светлые полосы. Учёные их шлеёй называют.
Вот уж бродяга! Сколько она зимой, Сибирячок, за день пройдёт - нам с тобой за неделю не пройти. Никакой снег её не задержит, хоть метр высотой. Это потому, что у неё лапы широченные, как лыжи, - целых пятнадцать сантиметров длиной и десять шириной. Она и гор пустынных не боится. Захочет - через горные вершины, где и лес не растёт уже, напрямик пройдёт.
- А она что, и постоянного жилья своего не имеет?
- Именно, Сибирячок, она не живёт на одном месте. Выведет детишек, подрастут они до зимы, и побрели по тайге хоть вместе, хоть поодиночке.
- И чего там на голых вершинах она поесть-то найдёт?
- Почти всё, что попадётся ей на пути. И мышь поймает, и глухаря, и зайца, и даже падаль съест любую. Послушай, как она умно иногда поступает: ходит далеко позади вол-чьей стаи - чтоб не заметили, - и доедает остатки их добычи. У росомахи необыкновенно крепкие челюсти, да и зубы как железные.
- Ты говорил, росомаха даже лося может задрать?
- Истинная правда, Сибирячок, если, конечно, такой крупный зверь заболел, или ранен охотником, или попал в высокий снег. Я как-то в январе брёл по тайге. Смотрю, на следы оленя вышел след двух росомах.
- А как ты узнал, что двух?
- Ну, Сибирячок, это же просто. Правда, росомахи большие расстояния могут идти след в след, и бывает, невозможно узнать, сколько их. Но иногда звери расходятся. Я пошёл по следам, а вот и добыча! Они схватили оленя, разгрызли мясо на куски. Наелись, конечно, а остальное давай растаскивать и прятать. Увидев это, я рассмеялся. Росомахи услышали меня и давай скорей самый большой кусок снегом забрасывать. Мол, не заметит, мимо пройдёт. Я не стал их тревожить, прошёл мимо, ведь они, наверное, не один километр за своей добычей шли, пусть наедятся.
Кеша, ты говорил, что росомаха к куницыному семейству относится. А я что-то не слышал, чтобы мех росомахи ценился, как у куницы.
- Да, Сибирячок, я думаю, что это Бог за вороватость наказал росомаху, одел её в бурую невзрачную шубёнку. Не ценится её мех. А раньше ценился. И знаешь, за что?
- Мехом этим люди отделывали капюшоны у своей одежды. Он, Сибирячок, не покрывается инеем, если на него дышать зимой.
— Как интересно! Но ты, Леший, забыл про детёнышей рассказать.
— Хорошо, слушай! У матери росомахи весной рождается до четырёх детёнышей. Убежищем может быть любое укрытие в скалах или корнях упавших деревьев. Росомаха ведёт очень скрытный образ жизни. Даже мы, лешие, уж не говоря о людях, плохо знаем, как они живут. Если бы не следы на снегу, пожалуй, ничего не знали бы.
— А в Байкало-Ленском заповеднике, где ты теперь живёшь, росомахи водятся?
— Конечно, Сибирячок. А ты приезжай зимой, вместе по следам её и походим, может, что-нибудь новое из их жизни узнаем. Одному-то боязно за ней ходить, как бы не наброси-лась.