а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Огарков В.Б. / Произведения

Папин друг

Почти всю войну он прошёл бок о бок (или крыло в крыло) со своим фронтовым другом. Отец так часто его вспоминал, что я даже запомнил имя — Евгений Чудов. Отряд, где они служили, несколько раз расформировывали. Одни пилоты погибли вместе с машинами, другие надолго выбыли из-за ранений, третьи, получив тяжёлые увечья, навсегда расстались с авиацией. Только двое лётчиков-истребителей, неразлучных друзей Борис и Евгений оставались из первого набора в отряд.
— Смотри, скольких нет, — говорил Борис. — Как мы с тобой уцелели?
— А ты подумай и вспомни мою фамилию, — отшучивался Евгений. — Вспомнил? Ну, то-то же. Смотри, не забывай.
Часто они прощались, зная, что сегодня должен быть особо тяжёлый бой в небе.
— Ну, бывай здоров. Может, встретимся на том свете, — говорил кто-то из двоих. — К чёрту! Лучше на этом, — отвечал другой.
И всё-таки оно случилось — самое последнее прощание.
Случилось в воздухе, над чужой землёй. Отец рассказывал, что глазам не поверил, когда увидел горящую машину Евгения. Такого никак не могло быть! Но — было. Самолёты сблизились, они успели посмотреть друг на друга. Изо рта Евгения лилась кровь, но он нашёл силы поднять руку в прощальном приветствии. И так, с поднятой рукой, ушёл вниз. Ещё несколько секунд Борис сопровождал падающий самолёт друга, пока не полыхнул взрыв на земле. Только тут он почувствовал, что всё его лицо мокро от слёз. Вытер глаза рукавом, но лицо снова стало мокрым...
А случилось это в самом центре Европы, где голубой Дунай разделяет на две части один крупный город. Одна часть называется Буда, другая — Пешт. Красивый город.
Время утекло далеко-далеко. По улицам сейчас ходят нарядно одетые люди, слышится музыка и весёлый смех, сверкают витрины, детишки запускают в небо разноцветные шары. Не знают они, что именно в этом небе так несправедливо оборвалась дружба двоих мужчин из России. Время не возвращается.