а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Огарков В.Б. / Произведения

Пуська

Думаю, что надо побольше рассказать о моём хорошем при-ятеле, потому что Пуська — выдающийся кот. Он даже появился в нашем доме при выдающихся обстоятельствах.
Как я уже говорил, снегом Сахалин могло завалить по самые уши (кавычки не ставлю, потому что так и есть на самом деле). Сахалин, Курилы и Камчатка будут, наверное, «впереди планеты всей» — более двух метров снега может выпасть за зимние месяцы. Ух!!!
И вот однажды был сильный снегопад. Два дня и три ночи за-вывала пурга в печной трубе. Утром проснулись — тихо, кончилась пурга. Но почему в доме темно? Оказалось, окна завалены снегом. Отец пошёл открыть дверь, чтобы выйти на улицу, — и не может. Не открывается — полностью завалена снегом. Выдавил чуть-чуть снег наружу, просунул в щель лопату и начал откапываться.
Целый тоннель пришлось вырыть, чтобы добраться до со-седнего дома. Там тоже кипела работа. И по всему посёлку кипела. Все, кто мог держать лопату, откапывались из снега. К вечеру Большая Елань покрылась тоннелями и лабиринтами, стала похожа на царство Снежной Королевы.
А какие невиданные возможности открылись у нас, маленьких обитателей снежного царства! Все в снегу от пяток до шапок, мы, забыв всё на свете, увлечённо копошились, как муравьи, под белой толщей снега. Роем пещеры, строим квартиры, не стесняя себя квадратными метрами, соединяем ходами, ползаем в гости друг к другу. Каждый из нас, стоя в тоннеле, даже в прыжке не дотянулся бы рукой до верха!
А что ещё, спрашивается, делать?
И вот вечером раздался жалобный голосок за входной дверью. Настойчиво заскребли коготки. Открыли дверь, на пороге маленький котик-подросток. Как раз на тот момент у нас не было в доме кота. В соседних домах хозяина не нашлось, и мы оставили его себе.

Откуда он взялся? Это осталось тайной. Или он, прогуливаясь, заблудился в лабиринтах, или его снегом занесло к нам? А может, он точно знал, что именно за этой дверью живёт и поджидает его приятель. И мы, конечно, сразу подружились.
Коты, как известно, отличаются необыкновенной мудростью. Всё наперёд знают, учитывают и просчитывают. Как всякий маленький, он любил поиграть, пошалить, но все были заняты делами, никто не хотел составить ему компанию. Приблизительно те же проблемы были и у меня, и мы объединились.
Обычно он задирал меня первым. Прятался за сапогами или дверью, внезапно выскакивал и хватал за ноги. Его приводило в восторг, если мои ноги были обуты в ботинки с болтающимися шнурками. Он нападал на шнурки, ожесточённо грыз их острыми белыми зубками, рвал и теребил когтями. Шнурки я просто не умел завязывать, но Пуська был уверен, что эта забава придумана специально для него.
У меня тоже имелись неплохие возможности поставить на место заигравшегося котишку и заодно оградить его от дурных поступков.
Самый простой способ влияния: положить его на спину и также энергично, как он сам, потеребить его за уши, усы, нос и вообще за всё, что попадается под руку. Для полного удовольствия можно погрузить свой нос в его тёплый пушистый животик, только тогда нужно попридержать его когтистые лапки.
К сожалению, этот способ совершенно не годился для того, чтобы успокоить разбушевавшегося кота. Для этого больше подходил другой, хорошо проверенный способ, — закатать дружка в тёмную тряпку, штаны или платье так, чтобы не мог вылезть. Подержать его там минуту-другую, поговорить по душам — и утихомирится. Выйдет оттуда как шёлковый!
Ещё один ценный совет, как опять развеселить приятеля. Нет ничего проще. Надо снова кота закатать, но не в тряпку, а в несколько шуршащих газет. Подойдут и местные, и центральные, а эффект будет потрясающий! Попробуйте, убедитесь сами.
Летом мы вместе охотились на мелкую живность, в основном на кузнечиков и бабочек. Охота на кузнечиков мне нравилась. Я становился на четвереньки, делался похожим на кота, и, как казалось, мы лучше понимали друг друга. Ловить кузнечиков мне удавалось похуже, потому что бегал и прыгал на четырёх «ногах» я не так хорошо, как Пуська. Не привык, но без добычи не оставался.
Особенно интересно наблюдать, как приятель охотился на бабочек. В этом он был мастер! Увидев летящую бабочку, Пуська сразу настораживался и следил, где она приземлится. Не отрывая жёлтых глаз от добычи, осторожно подкрадывался, пригибаясь к земле. Перед прыжком замирал и становился похожим на сжатую полосатую пружину, лишь кончик хвоста коротко и резко вздрагивал. Пуська волновался.
Бывало, что бабочка взлетала, но в ту же секунду серой мол-нией взлетал и он. Настигал её в полёте и ловко хватал далеко вытянутыми лапами. Красивый бросок!
Случалось, что Пуська звал меня за сарай, подводил к куче из старых досок и всякого хлама. Скорее всего, он предлагал мне полакомиться вместе с ним мышатами, которые шуршали под кучей, но я, по понятным причинам, не соглашался.
Было ещё много совместных интересных дел, хотя не всегда я его и поддерживал, чаще он включался в мою игру. Но думаю, что первые навыки добытчика я получил именно от Пуськи. Мой верный дружок многому меня научил.