а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Тропина М.Г. / Произведения

Про то, как Головастик в Жабёнка превратился

Плавал у берега крохотный Головастик. Размером с ноготок: чёрная округлая головка да хвостик в придачу. Не один плавал – с друзьями, такими же крошечными созданиями, как и он сам. Этот Головастик, как и его братишки и сестренки, со временем превратится в маленького Жабёнка и перейдёт жить на сушу. Но это произойдёт не скоро, только во второй половине лета. А сейчас у него впереди полная приключений и опасностей жизнь в водной стихии.

Головастик, как и его друзья, появился из икринки несколько дней назад. У него уже успел прорезаться рот, и теперь он активно искал себе пропитание. Много в водоёме мелких-мелких водорослей и ила. А ещё здесь видимо-невидимо всякой живности плавает: мельчайших рачков да коловраток. Человеческому глазу большинство этих существ разглядеть не под силу, зато для подрастающих личинок жаб такой корм – в самый раз.

На мелководье, где теперь предстояло жить нашему герою, не гак уж и безопасно. Дно у берега неровное, всюду подстерегают ямы-ловушки. Заплывешь в одну такую – вроде бы всё замечательно: водичка тёплая, пищи много. Но это только поначалу. Вода из такой лужицы постепенно испаряется, и вскоре – обратный путь перекрыт. А если такой мини-водоем пересохнет окончательно, то это верная погибель. Ведь Головастик не взрослая жаба, дышать на суше пока не может.

Подстерегает маленького Головастика в воде и другая опасность: запросто можно угодить в лапы к хищнику. Живут в некоторых водоёмах жуки-плавунцы. Так вот, их хищная личинка не прочь перекусить маленькими головастиками. Да и не только она. Есть и другие охотники – нимфы. Это личинки стрекоз, они тоже разбоем промышляют. Притаятся в засаде среди растений и выжидают момент, чтобы наброситься на проплывающее мимо беззащитное создание. Не успеешь увернуться, станешь чьим-нибудь обедом. Челюсти у этих ловких хищников сильные, не каждый вырваться может.

Но наш Головастик был настоящим везунчиком. Судьба оберегала этого проворного юнца и от прожорливого врага, и от ужасной лужи-западни.

Шло время. Головастик взрослел и набирался опыта. Теплыми летними днями этот непоседа резвился- барахтался у самого берега, где особенно быстро прогревалась вода. А поздним вечером он вместе со своей дружной компанией откочевывал в глубь водоёма: ночью там намного теплей, чем на мелководье. Мало-помалу наш подрастающий малыш стал куда шустрее, чем в первые дни своей жизни. Ловко маневрировать в воде ему помогал широкий хвостик-плавничок. За мелкими рыбёшками, конечно, не угнаться – скорость не та, но уже достаточно быстро получалось. У него теперь появились задние ножки. Сначала они были похожи всего лишь на два небольших бугорочка по бокам хвостика, но с каждым днём становились все больше и заметнее.

Через месяц наш Головастик был размером почти с мизинец. К этому времени он сделался очень осторожным и даже скрытным. Вроде и живёт в водоеме, да почти не видать его. Всё чаще у дна держится. Чуть что, сразу шмыг – и зарылся в иле. Так он поступал всякий раз, когда на мелководье появлялась серая цапля. Может, эта зоркая охотница на рыбу и лягушек не тронула бы нашего крошку Головастика – очень уж мал он для такой большой птицы, да только цапля с таким грозным видом расхаживала вдоль берега, что Головастик решил держаться от неё подальше. «Так безопаснее!» – решил он для себя.

Не боялся наш герой только одной маленькой птички. Её прозвали Трясогузкой за бесконечное покачивание хвостиком. Эта добродушная пташка поселилась поблизости и часто прилетала к водоёму, чтобы разыскать мелких жучков да мошек на берегу. Они подружились ещё в начале лета, и каждый с нетерпением ждал новой встречи, чтобы обменяться приветствиями.

– Привет, Трясогузка! – в очередной раз обрадовался её прилету Головастик. – Что-то тебя давно не было на берегу. Как твои дела?

– Рада снова видеть тебя, Головастик! – отвечала ему Белая Трясогузка. – Да ты здорово подрос! А я всё это время в гнёздышке сидела, яички грела. А теперь вот своим деткам насекомых ищу. – И она, набив клюв разными букашками, стремительно понеслась к гнезду, где её ждало пять голодных птенцов.

Прошло ещё немного времени, и Трясогузка снова оказалась на берегу водоёма. Увидев в воде своего приятеля, она приветливо закачала своим хвостиком.

– Здравствуй, Головастик!

– Здравствуй, Трясогузка! – и Головастик помахал ей в ответ своей пока ещё единственной передней лапкой.

– Ух, ты-ы-ы! Да я вижу, у тебя ножек прибавилось! Когда же успела третья лапка отрасти, а? Ведь ещё совсем недавно их было только две! – И она принялась с любопытством рассматривать появившуюся левую переднюю лапку. Трясогузка никак не могла поверить, что ножка могла вырасти так быстро. – Тут явно не обошлось без волшебства, – решила она.

А Головастик только хитро на неё поглядывал и не торопился отвечать.

– И почему это Головастик весело щурит один глаз? Решил пошутить? Но только ведь ножек и впрямь три, мысленно рассуждала вконец растерявшаяся птичка.

– При-ро-о-о-о-да! – протяжно изрёк из себя Головастик. – Оно ведь как у нас, головастиков: передние ножки растут долго, как и задние. Почти месяц. Но только они спрятаны у нас в теле и до поры до времени совсем не видны. А потом раз – и появились! Быстро, одна за другой.

– Вот это да-а-а... – с восхищением промолвила потрясенная Трясогузка. – Раз – и появляется! – машинально повторила она вслед за Головастиком. – Здорово!

Но если вы думаете, что на этом все чудеса закончились, то очень ошибаетесь. Это было только начало тех удивительных событий, которым предстояло произойти в то лето с на­шим другом – Головастиком. Так что вскоре Трясогузку ожидал ещё больший сюрприз.

В тот день, когда маленькая пташка вновь появилась у водоёма, на привычном месте Головастика не оказалось. «Где же он?» – не успела подумать птица, как сзади её кто-то окликнул. Повернувшись, Трясогузка увидела перед собой маленькое в пятнышко существо с коротенькими ножками и длинным хвостиком позади. Это чудо природы, сверкнув лучистыми глазками-огоньками, выглянуло из-под бледно-розового цветка млечника и приблизилось к Трясогузке. На птицу в упор смотрели два больших доверчивых глаза. Странное создание дружелюбно улыбалось и перебирало на месте всеми четырьмя лапками.

– Ты кто? – с недоумением произнесла она.

– Ты что же, меня не узнала? Это я – твой друг Головастик! – услышала птица в ответ.

Знакомые нотки в голосе заставили Трясогузку внимательно присмотреться к сидящему рядом незнакомцу. Ей и впрямь показалось, что она раньше уже слышала его. Да только не сходилось что-то. Ведь её друг Головастик жил всё это время в воде, а это существо передвигается по суше. Что-то здесь нет так!

– Я же тебе говорил – при-ро-да. Понимаешь? При-рода! Устроено так! – пытался развеять последние птичьи сомнения наш крошка.

– А-а-а, – задумчиво произнесла Трясогузка. – С тобой и вправду не соскучишься, Головастик. Ты не перестаёшь меня удивлять. Не успеешь как следует к одному твоему облику привыкнуть, как ты снова его норовишь поменять.

И верно. За время отсутствия Трясогузки с её другом произошли большие перемены. Было почти невозможно распознать в нём прежнего Головастика. Его гладкое и нежное тельце успело до неузнаваемости преобразиться. Оно стало слегка шероховатым на ощупь. Спинка и бока были теперь утыканы маленькими пупырышками-бородавками. Изменился и цвет его «одеяния»: из блестящего серовато-чёрного оно превратилось в матовый пятнистый костюмчик, который имел коричневато-чёрный цвет. Но и это ещё не всё. Со стороны казалось, что какой-то художник-затейник решил разрисовать Головастика и небрежно обрызгал его новую одежду яркой краской: она теперь пестрила мелкими красновато-оранжевыми и медными точками-бусинками. Вот такой оригинальный внешний вид! Согласитесь, имея такую необычную внешность, трудно рассчитывать, что тебя узнают твои друзья. Это все равно что ты для карнавала вдруг надел маскарадный костюм и маску.

– А почему ты вдруг разгуливаешь по берегу? Ты что же, больше не будешь жить в воде? – забросала его вопросами птичка. Казалось, что удивлению Трясогузки не будет конца. – Опять скажешь: «При-ро-да»? – никак не могла она успокоиться.

– Ага, – коротко ответил Головастик. Он и сам ещё не мог окончательно поверить в то, что стал сухопутным существом. У него это получилось!

«Получи-и-и-и-лось! По-лу-чи- лось!» – это слово то и дело проносилось в голове у нашего друга.

– Я те-пе-рь могу ж-и-и-ить на суше! – ликующе произнёс он наконец вслух и описал вокруг самого себя круг почёта.

Да-а-а... Вот ведь как удивительно устроена природа!

Всё, что осталось пока неизменным у нашего героя, – это лишь один его длинный хвостик. Даже глаза, и те стали большими и выпуклыми. И вот наш пучеглазый дружок – вроде бы уже и не головастик вовсе, но и на настоящую жабу пока не очень-то похож. Чудно как-то получается: этакий хвостатый жабёнок! Будем звать его пока Пучеглазиком.

Так вот теперь наш Пучеглазик уже мог дышать на суше, как взрослые жабы. И он с большим удовольствием вдыхал чистый и прозрачный воздух побережья, а воздух в этих краях был особым. Насыщенный аромат степных трав смешивался здесь с неповторимой свежестью байкальской воды, а нежное, едва уловимое благоухание луговых цветов наполняло его невероятными оттенками новых запахов.

Что ж, прощай, родной водоём! Спасибо тебе за все! Ты был для Головастика настоящим домом. Ты приютил нашего крошку и оберегал его эти долгие летние дни от всяческих невзгод.

Приподнятое настроение этого малыша передалось и Трясогузке.

– Мои поздравления! – радостно произнесла она. – Мои детки тоже недавно вылетели из гнезда. – И она огляделась по сторонам в надежде увидеть своих недавно вставших на крыло птенчиков. – Ну что ж, осваивай бережок, привыкай к новой обстановке. – И Трясогузка снова улетела по своим птичьим делам. А её товарищ продолжил изучение бе­рега.

На суше нашего героя уже подстерегали новые опасности. Но какие именно, бывшему Головастику ещё предстояло узнать. А пока его весёлое настроение ничто не омрачало. И этот живчик, хотя и немножко неуклюже, засеменил вдоль кромки воды, проверяя на крепость свои лапки. Почти сразу его внимание привлекла небольшая бабочка-голубянка. Она уселась на ярко-жёлтый цветок ползунка, но тут же взлетела и устремилась к растущим чуть поодаль изящным сиреневым цветам-примулам.

За этими наблюдениями Пучеглазик даже и не заметил, как небо заволокло серой дымкой и заморосил мелкий дождик. Солнышко то и дело пыталось пробиться сквозь пелену туч. В какое-то мгновение ему это удалось, и над водоёмом тут же появилась огромная, красивая радуга. В солнечных лучах стали переливаться маленькие капельки воды, покрывающие все вокруг: и траву, и цветы. В них отражалась радуга. Все это великолепие Пучеглазик созерцал впервые, и ему это очень нравилось. Казалось, все вокруг вдруг ожило и как-то по-особому задышало.

Как следует осмотрев бережок, Пучеглазик решил познакомиться с лугом. Это зелёное пространство вокруг водоёма почти на одну неделю станет для нашего юнца временным домом-пристанищем. Поэтому ему не терпелось поскорей разузнать, что за живность водится вокруг. Уж явно не та, которую он ещё совсем недавно ловил в своём водоёме. Наш Пучеглазик огляделся. Над лугом летали грузные жуки и носились неугомонные стрекозы. Над цветами порхали пестрые бабочки и мотыльки, всюду ползали небольшие паучки и гусеницы. А воздух просто звенел от комариного писка. Пучеглазик был очень доволен своей экскурсией по лугу. Впереди столько всего нового – неизведанного и загадочного! Просто дух захватывает! И в таком радостном настроении Пучеглазик продолжил свой путь.

Путешествовать по лугу оказалось непросто: он был сырым и очень неровным, кругом было множество кочек, а между ними то и дело попадались разного размера лужицы с водой.

Воздух вокруг был очень влажным и не давал коже Пучеглазика высохнуть. И это очень хорошо, иначе бы малыш неминуемо погиб под жаркими лучами солнца.

Хвостик нашего героя с каждым днём жизни на лужке «худел» и становился всё короче и короче. Вскоре он стал похож на маленькую капельку, а это значит, что теперь уже можно приступать к охоте. С тех пор как наш крошка поменял свою внешность, он совсем ничего не ел. Так поступают все головастики, когда покидают водоем. Но не стоит беспокоиться, это им только на пользу. Вот и наш Пучеглазик решил, что он уже достаточно нагулял себе аппетит и ему срочно пора подкрепиться. Среди растений он сначала нашел себе на обед тлю, а потом съел несколько крохотных клещиков. С удовольствием заглотив эту добычу, он отправился на поиски нового корма.

Наконец настал тот день, когда от его когда-то длинного хвостика не осталось и следа. Детство Головастика закончилось. Из некогда крохотной головки-капельки с хвостиком-коротышом он превратился в полную копию своих родителей! Правда, миниатюрную. Но это был уже настоящий маленький Жабёнок! Совсем как взрослая монгольская жаба, только пока иной расцветки. Таких, вышедших из водоёмов молодых жабят биологи называют сеголетками. Это означает «появившиеся в это лето». Размером жабята-сеголетки всего около двух сантиметров. И наш Головастик, а точнее, уже Жабёнок тоже не был исключением – этакое маленькое существо с полмизинца величиной! Он теперь довольно проворно пробирался между сырыми кочками луга. Со стороны это выглядело очень потешно. Короткие ножки не позволяли ему прыгать далеко вперёд, как это проделывают молоденькие лягушата. Однако наш герой над этим даже не задумывался и весело прокладывал себе дорогу среди гусгой зелени луга. Иногда он резко останавливался и замирал на несколько секунд, словно какой-нибудь столбик-истукан, но тут же снова продолжал своё шествие. Довольно забавная картина!

Увы, этот гостеприимный лужок, который так понравился нашему Жабёнку, оказался весьма коварным местом для жизни. На днях сюда прилетело семь ворон. Они поначалу уселись на пригорок, что заметно возвышался на окраине луга. А потом и вовсе стали расхаживать между кочками, высматривая и хватая оказавшихся поблизости жабят. Они как будто заранее знали о том, что все головастики уже вышли из воды, и прилетели сюда, чтобы поживиться. Наш Жабёнок сразу заметил появление этих больших чёрных птиц. Незваные гости как-то странно озирались по сторонам, и наш крошка, заподозрив что-то неладное, предпочёл перебраться на другую сторону луга. Именно это и спасло жизнь внимательному малышу.

Казалось бы, опасность миновала, да не тут-то было! На другой стороне луга Жабёнка ожидала другая беда – муравьи. Да-да, муравьи! Эти маленькие подвижные насекомые для взрослых жаб совсем безобидны и даже служат отличным кормом. А вот для маленьких жабят даже небольшая группка муравьёв представляет серьёзную опасность. Если попадётся такой малыш на их пути – ему несдобровать. Вообще-то, муравьишки – существа полезные, их не зря называют природными санитарами. Но иногда эти шустрые насекомые нападают на очень маленьких животных. Вот и здесь, на окраине луга, где заканчиваются влажные кочки, муравьёв было очень много. Стоило только Жабёнку оказаться в таком месте, как на него чуть не набросилось сразу пятеро муравьишек. Его спасло только то, что рядом оказалась жирная гусеница. Муравьи, обнаружив её, тут же потеряли интерес к нашему герою. После этого случая Жабёнок вернулся поближе к водоёму и старался держаться подальше от муравьиных троп.

Некоторое время спустя Трясогузка снова прилетела на прибрежный лужок.

– Привет! – окликнул её Жабёнок. – Как хорошо, что мы с тобой встретились.

– Здравствуй, Головастик! – услышал он в ответ. – Ой, а где же твой хвостик?

– Исчез, – коротко ответил тот. – Я теперь уже совсем взрослый. Не смотри, что маленький. – И он, обернувшись, продемонстрировал себя со всех сторон. – Меня теперь уже не Го­ловастиком, а Жабёнком кличут. Вот! – И после короткой паузы добавил:

– Как мне ни грустно, но нам сегодня нужно попрощаться. Теперь мы с тобой встретимся очень не скоро, – и он печально вздохнул.

– Как это не скоро? – удивленно переспросила его Трясогузка. – Разве мы больше не друзья?

–Что ты! Конечно, друзья! Только я теперь буду жить там, – и Жабенок махнул лапкой в сторону обширных степных и каменистых холмов, окружающих Байкал.

Вы удивлены? Конечно, на прибрежном лугу маленькому Жабёнку было очень уютно: много пищи и живительной влаги; кругом мягкая, нежная травка. Среди зелени растений можно было отдохнуть и затаиться. Однако наш Жабёнок с трепетом смотрел на обступающие водоём степные холмы. Его неодолимо влекло туда, к бескрайним степным просторам.. . Был ли это зов предков или его манила жажда приключений, важно было одно: Жабёнок с волнением ожидал переселения в новый дом.

– Вот оно что, – с грустью произнесла Трясогузка. – А когда же мы увидимся вновь?

Головастик ненадолго задумался, словно совершая в уме какие-то вычислительные действия, и после короткой паузы с уверенностью произнес:

– Думаю, что пройдёт три лета и три зимы – вот тогда мы сможем увидеться снова. – И немного погодя лукаво добавил: – Только вот ещё подрасту и сменю цвет своего наряда.

– Ого! – промолвила Трясогузка. – А почему так долго? Разве нельзя увидеться раньше? – спросила она своего друга.

– Увы, – попробовал объяснить Жабёнок. – Ты ведь ловишь насекомых днём, а я теперь охотиться буду только по ночам. Выходит, друг дружку увидеть мы никак не сможем.

– По ночам? – переспросила его птица. – Вот это да! – И Трясогузка на мгновение даже перестала трясти своим хвостиком. – Как же у вас, жаб, всё сложно устроено! А что случится через три года?

– Мы опять встретимся, ведь я приду сюда, к этому водоёму: мы, жабы, будем здесь откладывать икру. И тогда в этом водоёме снова появятся маленькие головастики!

– Да-а-а у-у-ж... – только и смогла вымолвить Трясогузка. – Что ж, удачи тебе, Жабёнок! До следующей встречи!

– И тебе удачи, милая птица!

И они расстались, но каждый из них с нежностью вспоминал те дни, когда они весело беседовали у небольшого водоёма, который приютился вблизи берега Байкала.