а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Вершинина Т.А. / Произведения

Жарки

Вот и лето наступило. А как его все ждали! Какое оно жаркое, какое яркое! Но приглядись и увидишь, что в нем преобладают всего два цвета – голубой и зеленый. Мир словно поделен между этими двумя цветами. Но голубого больше! Ведь безбрежное голубое небо как бы удваивается, отражаясь в каждой водной поверхности: и в любой луже, оставшейся после буйного летнего ливня, и в огромном океане. А ручьи, а реки, а озера!
Пышно цветут луга. Нарядились в новую яркую зелень леса. Красота! Но лету некогда любоваться красотами. Это самое хлопотное время года. Наше сибирское лето коротко, быстротечно, а всему живому нужно успеть за него обзавестись потомством – и животным, и растениям.
Как красиво, как звонко пели весной птицы! Теперь их пения почти не слышно. Разве только ранним утром да поздним вечером. Весь день они заняты тем, что кормят своих прожорливых птенцов. А те едят и растут, растут! Ведь к осени они должны успеть не только вырасти, но и научиться летать. Осенью многим из них предстоит долгий и трудный путь в теплые края. И родители стараются. Да и следить за детьми надо – того и гляди какой-нибудь слишком уж шустрый малыш вывалится из гнезда! А там...
И у зверей хлопот полон рот! И у них растут малыши. А они, как и все малыши, страшно непоседливы и любопытны. Суют свои носы куда не надо, и часто попадают в неприятные, а иногда и опасные ситуации. Так что за ними нужен глаз, да глаз!
И люди спешат! И они заняты делами. Ведь не зря говорится, что день летний год кормит. Это верно. Ведь все, что мы вырастим и соберем летом, мы будем есть целый год, до самого нового урожая. Поэтому нужно успеть и землю вспахать, и посеять, и вырастить урожай, и вовремя его собрать.
А лето старается. Всем помогает: и ясным солнышком, и теплыми дождями. Растите! Зрейте!
А детям лето дарит веселые каникулы! Купайтесь! Загорайте! Набирайтесь сил для нового учебного года.
Сколько летом веселых затей: и шумные игры, и тихая рыбалка, и лакомые земляничные поляны. Да и нелишне помочь старшим управиться с летними делами.
Лето не ждет. Оно быстро катится. Пока в горку. Ведь с 20 по 22 июня – самая «верхушечка» года – самые длинные дни и короткие ночи. А уж 23 июня день убавится на целую минуту, и тогда лето покатится под горку. И чем дальше, тем быстрее. Ведь дни будут становиться все короче и короче.
Так что успевайте!

Оляпка

Идет по лесу Морозец – внук Деда Мороза. Отправил его дед за порядком посмотреть: все ли, как надо? Покрыты ли инеем кусты и деревья, хорошо ли присыпана снегом земля, упрятаны ли под лед реки и озера? Смотрит Морозец вокруг: вроде, все в порядке; деревья и кусты в белых мохнатых шубах, вся земля – под белым пышным одеялом, реки и озера спят под толстым льдом.
Тихо в лесу. Только деревья от мороза покрякивают, и никакой живности не видать. Наверное, от мороза попрятались, в теплых норках да гнездышках спят-отдыхают. Солнце зимнее холодное – и светит, да не греет. Вспыхивает холодными разноцветными искрами на ледяных гранях, и кажется, что весь лес засыпан драгоценными каменьями!
- Красота! Порядок! – удовлетворенно проговорил Морозец. – Пойду доложу деду.
Но вдруг, он приметил, что в речной долинке, между покрытых густым инеем кустов вьется легкий парок.
- Что такое? Откуда пар? Ведь речка давно льдом закована, - подумал Морозец. Надо посмотреть, в чем там дело?
Спустился он в долинку и глазам своим не поверил: на середине речки – полынья. Бьется, журчит между льдами живая вода! А на ледяном берегу сидит маленькая буренькая птичка, с серой спинкой и белой грудкой, и прихорашивается! Посидела, посидела и бульк в воду!
- Все, утонула! – подумал Морозец. – Наверное, меня испугалась, спрятаться хотела, да в воду и сорвалась.
Но только видит – птичка, как ни в чем не бывало, из воды выскочила и опять на ледяном берегу устроилась.
- Ты кто такая? Что здесь делаешь? – спросил Морозец птичку.
- Я - Оляпка. А здесь, в полынье, охочусь.
- А за кем охотишься?
- Да за всякими козявками, - ответила Оляпка.
- Да они же давно все от холода попрятались и спят.
- А здесь, под водой тепло, и водяная живность не спит. За ней я и охочусь. А ты, я вижу, совсем еще молодой, про меня не знаешь. С дедом твоим мы давно уже знакомы. Это он мне на зиму здесь полынью оставил, чтобы я от голода не погибла. Так что и ты ее не тронь, не замораживай.
- Хорошо, не заморожу, - пообещал Морозец. – Но ведь все птицы давным-давно на юг улетели, а ты осталась. Почему?
- Улетели, да не все, - ответила Оляпка, - а лишь те, которые букашками-таракашками питаются. А для меня и здесь корма хватает, была бы полынья. А корм есть – и мороз нестрашен.
Постоял Морозец, поудивлялся, посмотрел, как птичка Оляпка в холодную воду ныряет и обратно выныривает, да и пошел домой деду о лесных делах докладывать.


Одуванчики

Вырос Одуванчик на обочине большой дороги. Трудно ему было расти. Несколько раз, пока был маленьким, он чуть не погиб под ногами пешеходов и колесами машин. Но все же выжил. Крепко уцепился корнями за Землю, а свои тусклые, вечно покрытые дорожной пылью и грязью листья плотно прижал к ней, словно прося защиты. И Земля помогала Одуванчику, потому что она – Мать для всего живого, и Одуванчик был одним из ее многочисленных детей. Под его листьями она скапливала влагу от дождей, от утренних рос. А ее, этой влаги, здесь, у дороги, часто не хватало. И Одуванчик рос. Правда, часто его листья сминали, обрывали, но он отращивал новые и собирал силы, чтобы расцвести, вырастить семена и дать начало новой жизни. Многие цветки погибли, растоптанные и раздавленные, но один выжил. Правда, был он не совсем здоров – стебелек его был поврежден, и в нем созрело лишь три семечка. Как их хранил и оберегал Одуванчик! Он пел им колыбельные песенки и вел долгие разговоры:
- Мы, Одуванчики, считаемся сорняками, - говорил он. – Человек нас не любит и не жалует, когда мы попадаем в его сады и огороды. Вырывает нас с корнем с грядок. На них растут «культурные» растения – овощи. За ними он ухаживает, поливает, подкармливает всякими удобрениями, рыхлит землю. Хорошо им живется! Но потом он их тоже вырывает с корнем и уносит к себе домой. А нам, «диким» растениям, приходится все добывать собственными силами. Трудно нам жить, но зато нас не вырывают с корнем из земли, и мы спокойно доживаем свой век. Но для этого нужно селиться там, где мы никому не мешаем.
Семечки слушали и росли. И однажды ясным солнечным утром они раскрыли свои зонтики-летучки, попрощались с Одуванчиком и, подхваченные порывом Ветра, взмыли в воздух.
- Ну, куда вас нести? – спросил Ветер. – Где вы намерены приземлиться и пустить корни?
- Неси меня туда, где грядки, за которыми ухаживают, - сказало первое Семечко. – Надоело мне здесь, у дороги! Земля как камень, влаги не хватает, живешь впроголодь! Да еще пыль, грязь! Поживу хоть в свое удовольствие!
- Хорошо, - сказал Ветер и отнес Семечко в огород.
- А меня отнеси туда, где на меня никто не мог бы наступить или колесом наехать! – попросило второе Семечко.
- Куда же это? – спросил удивленно Ветер. – На крышу, что ли?
- А там можно расти? – спросило Семечко. – Там земля есть?
- Есть немного. В водосточных желобах накапливается пыль. Часто там растет разная травка, а иногда и деревья! Но сильный ливень может все смыть.
- Но ливни не часто же случаются. А может, их и вовсе больше не будет.
- Ну хорошо, - сказал Ветер и опустил Семечко в водосточный желоб на крыше высокого каменного дома, стоящего на шумной улице большого города.
- А тебя куда нести? – спросил Ветер последнее Семечко.
- Отнеси меня, пожалуйста, туда, где я никому мешать не буду, - ответило Семечко.
- На луг, что ли?
- Нет, на лугу мне, наверное, будет не совсем хорошо. У меня нет высокого стебля. Там меня могут заглушить высокие травы.
- Может, в лес? – спросил Ветер.
- Но там, в тени под деревьями, я вообще зачахну!
- Тогда куда же? – растерянно спросил Ветер.
- А вон, внизу, видишь, между полями вьется проселочная дорога? Неси меня на ее обочину.
- Но это же опять дорога! Разве ты не намучился на той, на которой вырос? – удивился Ветер.
- Но это же проселочная дорога! Здесь мне будет спокойнее. Солнышка много! А от пыли и грязи меня Дождик умывать будет!
- Ну, как хочешь! – сказал Ветер и бережно опустил Семечко на жесткую придорожную землю.