Детские писатели: Андрейко Татьяна Петровна - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Андрейко Т.П. / Произведения

ШАХЕР-МАХЕР

Рассказ

Олег только-только начал мыть  пол в комнате, как зазвонил телефон. Да так  громко, будто пожар или наводнение у кого-то случилось! Бросив тряпку и по-быстрому вытерев руки об рубашку, он схватил трубку.
— Кто это? — потребовал от него ответа писклявый голос на другом конце провода.
— А кого вам нужно?
— Зайцев, это ведь ты, не отпирайся! Не узнал, что ли? Петров тебе звонит!
— А, привет...
— Слушай, Заяц, ты уроки сделал?
— Давно уже, — хмуро ответил Олег: сколько раз можно повторять, что его фамилия — Зайцев!
— А я задание забыл в дневник записать. У тебя мама дома?
— На работе.
— Здорово! Тогда я к тебе уже иду! — радостно прокричал Петров и бросил трубку.
Олег вздохнул и подошёл к двери. Петров жил в соседнем подъезде, и в классе они сидели тоже почти рядом — через две парты.
От сильных ударов ногой дверь охнула, а замок затрясся и жалобно задребезжал.
— У нас звонок, между прочим, работает, — напомнил Олег.
— Ну и ладно! — небрежно махнул рукой Петров. — Пошли гулять! Федьке из 3 «А» мяч отличный купили!
— Не могу, — покачал головой Олег. — Я ещё полы не домыл и картошку надо чистить...
— Жалко, — сморщил нос Петров. — Пить охота! Я компот люблю. Можно лимонад.
— У нас только вода с вареньем...
— Ладно, тащи! — милостиво кивнул Петров. Сбросив ботинки, он забежал в комнату и запрыгнул с ногами на стул.
— Хороший стул, мягкий, — похвалил он, когда Олег принёс кружку с водой. — Можно в болото поиграть. Все стулья по разным местам расставить и прыгать, как по кочкам!
— Пол поцарапается, — немножко подумав, заметил Олег.
— Жалко, да? — прищурился Петров и ткнул пальцем в сторону вазочки, стоявшей за стеклом в серванте. — Там что у вас лежит?
— Конфеты. Только мало... — отве-тил Олег и слегка покраснел. — У меня послезавтра день рождения...
— Я приду, — пообещал Петров и спросил: — А что нам на завтра задали?
Олег взял со стола дневник, но только начал читать: «По математике…», как Петров прервал его:
— А давай сражаться! Ты со шваброй нападай, а я ... Ага, придумал! Я в тебя буду книжками кидаться — у вас их вон сколько, полный шкаф!
Конечно, это было бы здорово — устроить настоящий бой! Но что скажет мама, когда вернётся с работы и увидит в комнате целое побоище? Огорчится, наверное...
И Олег с сожалением ответил:
— Не могу. Мама скоро придёт. И мне ещё за хлебом нужно...
— Ну, ты прямо как древний раб! — скорчил недовольную физиономию Петров. — Полы, картошка, да ещё и по магазинам!
— Можно подумать — ты своей маме не помогаешь!
— А чего там помогать-то! — пожал плечами Петров. — Надо просто слова волшебные знать, и всё само сделается! Сказал — и посуда без мытья из грязной в чистую превращается. И дырки на брюках сами зашиваются. Но это ерунда! Самое главное, после этих слов «Муравейник», тортик мой любимый, в холодильнике появляется. Можно хоть конфеты с коричневой начинкой, хоть мармелад пожелать. Вот!
— Ничего себе! — с невольным ува-жением поглядел на него Олег и попросил: — Скажи, а? А то пол... неохота же мыть! И за хлебом далеко тащиться.
— Тебе скажи, а завтра весь класс знать будет! — сделав важный вид, строго сказал Петров.
— Не будет! Честное слово! — с жаром пообещал Олег и со всего размаху запнул половую тряпку под диван.
— Ладно уж, — нехотя согласился Петров. — Только учти: иногда загадаешь торт, а получается печенье или вместо мармелада — шоколадка, но с хлебом, наверно, справлюсь. Так... шахер-махер... шахер-махер-парикмахер... вам хочется... нет, вам хотиться... или хочется? Всё время забываю, как правильно! Ещё раз.. . шахер-махер-парикмахер...
Он бормотал то громче, то тише. То зажмуривая изо всех сил, то выпучивая глаза. Колошматил кулаком по столу, затыкал уши пальцами... Но в конце концов сполз со стула на пол, как полудохлый удав.
— Не выходит... Забыл!
— Ну, ты даёшь! — ужасно огорчился Олег.
— Ничего, в следующий раз получится! — успокоил его Петров. — Когда мама будет снова колдовать, вспомню.
— Мама? Колдовать?!
— Ну да! Она меня сегодня утром спрашивает: «Сынок, тебе каких пирожков наколдовать — с капустой или с яблоками?». А я с капустой терпеть не могу! Говорю: «С яблоками!». А она — раз! — и тарелку с пирогами из хлебницы достала. С яблоками, между прочим.
—Вот это да! — удивился Олег. 
Но на всякий случай спросил: — А может, она утром рано встала и напекла?
— Три ха-ха! — снисходительно хохотнул Петров. — Да она, знаешь, как поздно спать ложится! Я в туалет ночью встаю, а мама ещё не спит. Спрошу её: «Чего ты там делаешь?», а она говорит: «Рубашку чистую тебе наколдовываю». Или ещё чего-нибудь... Нет, если всю ночь колдовать, утром ни за что рано не проснёшься!
— Поонятно, — насмешливо про-тянул Олег.
Ему действительно стало всё по-нятно, и — странное дело: важный волшебник, который может всё на свете, вдруг прямо у него на глазах превратился в маленького и ушастого Петрова, который не научился даже мыть посуду и стирать рубашки.
— Всё, — решительно сказал он и вытащил тряпку из-под дивана. — Некогда мне с тобою болтать, работы полно!
— Тогда я пошёл, — тут же под-нялся с пола Петров и, кое-как натянув ботинки, выскользнул за дверь.
— А задание? — схватив дневник со стола, выскочил следом Олег.
— Да я Пчёлкину позвоню, у него узнаю! — крикнул из лифта Петров и уехал.
А когда пришла мама, Олег первым делом поинтересовался:
— Мам, а ты какую картошку любишь: вкрутую или пюре?
Она сначала не поняла, а потом засмеялась и ответила:
— Вкрутую и побольше!
— Ну, значит, пошли! — взял Олег её за руку и привёл на кухню. — Садись и не оборачивайся. Я сейчас тебе такое наколдую!
Мама устало вздохнула, но послушалась.
— Шахер-махер-парикмахер! По-лучите, что вам хочется! — скороговоркой выпалил Олег и поставил перед ней тарелку с горячей картошкой и жареной колбасой.
— Ух ты! Настоящее колдовство! — воскликнула мама, очень удивившись. А потом улыбнулась и погладила его по щеке.
— Волшебник ты мой золотой! Ну, что бы я без тебя делала...