Детские писатели: Янковский Константин Дмитриевич - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Янковский К.Д. / Произведения

ЛЕБЕДИ ТАЕЖНОГО ОЗЕРА

Если вы захотите узнать, где это произошло, то отыщите на карте GO градусов, 55 минут северной широты и 101 градус, 50 минут восточ­ной долготы. В точке пересечения есть озеро, через которое протекает печка Кимчу. Там много лет назад жили мои пернатые друзья, гордые красавцы лебеди.

Сказочно красиво это таежное озеро в окружении сопок, поросших могучими деревьями. И сопки, и деревья отражались в нем, как в гро­мадном зеркале. Во все стороны от озера, на сотни километров прости­ралась тайга, и крохотными островками затерялись в ней маленькие населенные пункты. Самым ближним из них была фактория Ванавара, три домика на берегу Подкаменной Тунгуски.

Более девяноста километров труднопроходимой тропы отделяло меня от этой фактории. Жил я в то время в избушке, приютившейся у подножья горы Стойковича, в том месте, где проводили поиски послан­ца космоса – тунгусского дива.

Весной, во время пролета, на большом Южном Болоте скаплива­лась масса гусей, уток, куликов. Здесь они отдыхали, кормились и на­бирались сил для далекого путешествия к местам гнездовий, еще дальше на север, в тундру, на берег студеного моря. Часть из них остава­лась и здесь. Это те, кто тут родились и выросли. Отсюда осенью они улетали на зимовку в теплые страны. Улетали, чтобы вернуться весной.

Не тревожимые никем, птицы чувствовали себя спокойно и то и дело пролетали над избушкой.

Рано утром одного дня я увидел несколько лебедей. Они показа­лись из-за горы и низко пролетели надо мной. Деловито переговарива­ясь друг с другом трубными гортанными голосами, вытянув длинные шеи. они как будто разглядывали меня. Покружившись, полетели на север и вскоре скрылись за ближними сопками. По голосам я узнал их. Эго были лебеди-кликуны. По-видимому, за свой мелодичный голос, в отличие от других, они и названы так.

Вечером вернулись только два лебедя. Они опять покружились над избушкой. Не иначе их заинтересовало необычное, вернее редкое в этих местах сооружение. А может быть, их любопытство возбудил я, так как в те времена не так-то часто можно было увидеть человека в глухой тайге.

Лебеди поселились на сказочном озере и перестали навещать ме­ня. Им было веселее. Их было двое, я же совсем одинок. Мой рабочий маршрут как раз захватывал район этого озера, и почти каждый день была возможность наведываться к ним. Стало входить в привычку от­дыхать на мыске, вдававшемся в озеро, разговаривать с ними, бросая в воду маленькие кусочки сухарей. Называл я их просто – «мои хоро­шие».

Скоро они привыкли к моим посещениям и подплывали ко мне совсем близко. Не шипели, не кричали и грозно не поднимали свои мо­гучие крылья, как это было вначале. Лебеди даже начали встречать меня. Стоило подойти к берегу и, не видя их. сказать громко: «Мои хо­рошие», – как сразу из-за излучины появлялись они, быстро плыли, а, подплыв, грациозно изгибали свои белоснежные шеи и посвистывали тихо-тихо.

Потом пришло время, когда стал подплывать только один самец, это было вполне попятно. Наступил период гнездования. Наконец, я увидел троих. Мать плыла впереди, отец сзади, а такой несуразный в сравнении с ними лебеденок плыл в середине. Они подплыли ко мне, до­верчиво показывая свою радость, своего единственного птенца.

После этой встречи я не видел их недели две. Работа задержала меня вдали от озера. И вот вечером, на закате солнца, услыхал их зов. Трубные звуки приближались. Выбежав из избушки, увидел своих ле­бедей. Они кружились над избой. Они звали меня. Я понял: произо­шла трагедия.

Не шел, а бежал я к этому, теперь страшному озеру, повинуясь их зову. Прибежал на мысок. Лебеди были тут же. Плавали, низко вытя­гивая шеи и, подплыв совсем близко ко мне, тихо, жалобно вскрикива­ли гортанно-трубными голосами. Птенца, этого несуразного малыша, нигде не было.

Я прожил на этом озере несколько дней. Я убил ее, эту акулу прес­ных вод. Щука была громадной...

В вечер этого памятного для меня дня я сидел на ступеньках избы. Солнце закатывалось, и как в тот раз зазвучали трубные голоса. В этих звуках было так много тоски, что мне стало невыносимо тяжело.

Медленно взмахивая крыльями, лебеди кружились надо мной и плакали, плакали.

Понял я их и на этот раз. Они прощались со мной, прощались с этими местами, где потеряли своего лебеденка... Совсем низко пронес­лись в последний раз громадные птицы, розовые в лучах заходящего солнца. Я стоял с поднятой рукой, отдавая им прощальный салют. Они покидали эти места, возможно, навсегда. «Все могло быть иначе, мелькнула мысль. – Мог ведь предотвратить эту трагедию, и тогда дол­гие, долгие годы, с весны до осени, были бы мои хорошие белоснежные птицы украшением таежного озера».

А сейчас я махал им вслед и чувствовал себя еще более одиноким.