Детские писатели: Стародумов Василий Пантелеймонович - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Стародумов В.П. / Произведения

СКАЗКА О ДВУХ КОЛОКОЛЬНЯХ

Бывало, некие в лесу, подчас, молились колесу, 
а божествами на Байкале в глуби веков служили скалы...
На них и нынче хоть молись, а лучше — просто поклонись и 
следуй нашему совету: прочти с улыбкой сказку эту!

Жили-были в одном местечке, от нас совсем недалечко, монахи — себе рубахи, а в другом — монашки-бедняжки, тоже — себе рубашки. Жизнь их известна: моления, посты, отказ от мирских соблазнов...

Не были исключением и наши монахи и монашки. Когда-то все они спасались по монастырям, а потом вынуждены были покинуть свои прибежища и поселиться среди простых мирян, показывая им пример благочестия.

Не зная друг друга, они однажды, словно сговорившись, решили уединиться в каком- нибудь отдаленном и пустынном месте — скит, по-ихнемучтобы еще непогрешимей заняться богоугодными делами не без пользы и для себя, конечно. Им подсказали, что лучше¬го места, чем на Байкале, искать нечего.

И получилось так, что монахи и монашки появились на Байкале одновременно. Плывут они на лодках-мореходках, любуются красотами берегов, на небо ясное поглядывают, а оно вдруг потемнело, появилась на нем черная туча и лохматым покрывалом нависла над морем. Подул сильный ветер, море дико взревело, белыми барашками вспенились набухшие волны, и, рассыпаясь, громыхали пушками. Лодку монахов стало кидать на волнах так, что казалось: вот-вот поглотит ее пучина. К невероятному грохоту и шуму моря прибавился густой и гулкий, вразнобой, звон-перезвон тяжелых колоколов, раскиданных по лодке разбушевавшейся стихией.

Тонуть монахам, конечно, не хотелось, народ этот не только терпеливый и стойкий, но еще и умелый, со стихией боролись они как самые настоящие моряки, да еще молитва помогала. И где им было знать, что в эти же минуты борются со стихией монашки, лодку которых неистово трепали гривастые волны, и у монашек вынужденно плясали на дне лодки колокола — не такие весомые, как у монахов, зато издававшие более приятный для слуха звон- перезвон — тонкий и музыкальный.

Но ветер внезапно стих. Тут уж, само собой, не обошлось без помощи Всевышнего. Перекрестились монахи, направили лодку в первую попавшуюся бухту с широкой песчаной отмелью, огляделись вокруг. От восхищения у них дух захватило: словно фантастические замки, возвышались на крутом лесистом берегу причудливые скалы, а на песчаном склоне горы стояли на высоких оголенных корнях, точно на ходулях, могучие сосны-великаны. Направо от высадившихся монахов, далеко вдаваясь в море и выделяясь величавой громадой, стоял высокий мраморный утес, налево — утес поменьше.

— Вот тут мы и поставим крест,— указывая монахам на могучий утес, сказал старший.

А когда монахи обратили внимание и на малый утес, то с удивлением увидели: к нему пристала какая-то лодка. Это была, как вы догадались, лодка с уцелевшими от бури монашками!

— Кажется, бог соседушек нам послал,— приглядевшись, ухмыльнулись монахи. Поняли они, что и монашек занесло сюда той же самой непогодой. Ладно, что уж, своего поля ягода, а не какие-нибудь посторонние пришельцы.

Посудачили немного, да и к делу приступили — надо было водворить тяжеловесные колокола на вершину утеса. Наблюдая при этом за малым утесом, монахи увидели, что то же самое делают и монашки.

— Не хотят отставать от нас,— заметил один из монахов,— Стараются...

— Ну, им-то полегче,— сказал второй монах — Их колокола гораздо меньше наших. Никакого сравнения. А то пришлось бы идти помогать!

Последние слова веселого монаха хоть и не громко, но заставили всех засмеяться. Нельзя монахам ходить в женский монастырь, вот и весело им стало.

— А по сравнению с нашими, густыми и толстыми по звуку, те будут хоть пожиже и тоньше, зато — слаще,— сказал третий монах.

— Для плоти и души все колокола хороши,— подвел черту старший.— Не будем зря языки чесать, а воздадим должное колоколам — вознесем их до самого поднебесья.

Изнурительной работы хватило всем до темноты. Утро принесло труженикам отраду — вчерашней усталости как не бывало. Ярко светило восходящее солнце, Байкал сверкал подобно алмазной россыпи, небо периливалось всеми цветами радуги. Не жизнь, а малина! Только и оставалось, что ответить на эту благодать колокольным звоном. Монахи собирались ударить в свои колокола, но их опередили монашки. Со стороны малого утеса разбило вдруг вековую тишину, и понеслось над морем, тайгой и скалами игривое и зазывное, полное музыкальных переливов:

— К нам! К нам! К нам! К сиротам!

Переглянулись монахи, помешкали с ответным звоном. Прикинули,— как поступить? А, была не была!

И над таежным раздольем, навстречу мелодичному звону-перезвону, понеслось басовитое:

— Будем!!! Будем!!! Не забудем!!!

Давно это было... Краеведы до сих пор не могут точно установить, когда и куда исчезли монахи и монашки песчаной бухты, и где находятся сейчас те колокола, с таким трудом доставленные в безлюдную бухту. Возможно, они попали в известную коллекцию иркутского художника Тетенькина, но это нуждается в строгой проверке.

В память о несостоявшемся ските остались только названия скал Большая и Малая колокольни да название самой бухты — Песчаная. Это действительно одно из прекраснейших мест на Байкале!