Детские писатели: Вержуцкий Борис Николаевич - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Вержуцкий Б.Н. / Произведения

ЭКСПЕДИЦИЯ 1866-го 

Ровно сто лет назад, в начале 1866 года в Иркутске мало кому тогда известный зоолог Иван Семенович Поляков готовился к необычайному путешествию. К этому времени стали разрастаться золотые прииски на Лене. Кормить же армию рабочих в холодном скудном краю было нечем. И вот решено искать путь через Витимское плоскогорье, которое оставалось тогда на картах белым пятном, к степям южного Забайкалья, с их огромными стадами скота. Промышленники обратились в Сибирский отдел Географического общества с просьбой помочь им в смелом предприятии.
Многие члены Отдела имели за плечами большой опыт исследований, почти неразрывно связанных в те годы с дальними и опасными путешествиями. Полякову исполнилось лишь двадцать лет, но он уже был искушен в странствиях с научными целями. В предыдущем, 1865 году он в одиночку проделал сложный маршрут: добравшись из Иркутска до Лиственичного, он в лодке отправился вдоль берега Байкала на северо-восток. В устье Бугульдейки сошел на берег, пересек Приморский хребет, достиг верховьев речки Голоустной и перевалил через Онотский хребет в долину Ушаковки; по ней он вернулся в Иркутск.
На Полякова и пал выбор, когда для Витимской экспедиции стали подыскивать биолога. Хотя основная цель экспедиции была узко практическая, Отдел Географического общества не преминул воспользоваться оказией для получения разносторонних сведений о крае, куда русские люди до того не проникали. На Ивана Семеновича возлагалась обязанность сбора ботанико-зоологических материалов по пути следования отряда.
5 мая 1866 года Поляков выехал из Иркутска в Ка- чуг. Начиная с Качуга, он уже использовал малейшую возможность для сбора гербария и коллекции животных, для наблюдения за своеобразной живой природой Верхоленья. Условия для работы натуралиста были, правда, не очень благоприятны: путешественники плыли на барке по обмелевшей Лене, то и дело садились на мель и с «Дубинушкой» налегали на шесты, чтобы проскочить мелководье. Иногда приходилось разгружать барку, чтобы облегчить ее.
Четвертого июня экспедиция, покинув прииск Тихо- но-Задонский у устья Витима, вступила, как писал потом Поляков, в «пространство необитаемое, дикое, горной страны, которого не коснулась рука человека...» Начало пути предвещало мало хорошего. В отряде было двенадцать человек и пятьдесят две лошади. Животные несли тяжелые вьюки, они были связаны цепочками по пять-шесть вместе. С непривычки они бросались в сто-роны, сбрасывали вьюки. Как позднее выяснилось, уже через три-четыре дня путешествия набранные на при-исках рабочие, измотавшись до предела, решили тайком сбежать и вернуться обратно. Они не сделали этого потому, что все участники экспедиции разделили тяжесть их труда. Вместе вьючили и развьючивали ло-шадей, следили за ними в пути, разбивали и собирали палатки. Научные материалы приходилось собирать лишь урывками, тратя на это редкие минуты отдыха.
Три месяца пробирался отряд, истязаемый гнусом и непогодой, через завалы, топи, сумасшедшие горные реки, через покрытые тайгой хребты. Иногда по нескольку дней приходилось тратить на преодоление одного перевала. И все же люди добились своего. В начале сентября отряд прибыл в Читу. Трасса была проложена, и вскоре по ней из степей в северную тайгу потянулись стада, несущие жизнь Ленским приискам. Поляков привез в Иркутск большой гербарий, сотни шкурок животных, драгоценные путевые дневники. Пять месяцев длились его скитания. По возвращении он начинает оформлять собранный зоологический материал в капитальный труд: «Географическое распространение животных в юго-восточной части Ленского бассейна».
Но в кабинетного ученого Поляков не превратился. Уже в следующем, 1867 году он по поручению Отдела Географического общества ведет исследования в Во-сточном Саяне и Тункинской долине. Почти вся жизнь этого талантливого и поразительно энергичного сибиряка, сына бурятки и бедного забайкальского казака, прошла в пути. Остановки он делал не для передышки, а лишь для обработки собранных материалов и... для учебы. Да, для учебы. Труды Полякова нашли всеобщее признание, когда он решил получить высшее специальное образование. За плечами у него было только Иркутское военное училище. И вот в 1868 году он отправляется в Петербург, чтобы поступить в университет. Снимая каморки на чердаках, зарабатывая на жизнь частными уроками, он стал сначала вольнослушателем университета, а затем, сдав экзамены на аттестат зре-лости (за классическую гимназию), зачисляется в университет как полноправный студент. В 1871 году он уже оканчивает университет и вскоре защищает магистерскую диссертацию о грызунах России.
Витим оказался для Полякова стартом. Ученый прожил всего сорок два года, но судьба его может вызвать зависть у многих романтиков наших дней. Он покрыл маршрутами всю страну, от Онеги, Волги, Кавказа, Западной Сибири и Средней Азии до Сахалина. Не раз побывав за границей, он, между прочим, совершил морское путешествие от Сахалина через Японию, Сингапур и Суэц до Черного моря. Им написано множество статей и книг. Для земляков же, приезжавших в Петербург, он оставался добрым другом. Таким он перешел и в нашу память — достойный преемник сибирских землепроходцев-первооткрывателей, Иван Семе-нович Поляков.