Детские писатели: Хайрюзов Валерий Николаевич - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Хайрюзов В.Н. / Произведения

 

Наперегонки с солнцем

Алёше было уже семь лет, а он ни разу не был в Москве. Раньше, когда ему было пять лет, за Москву он принимал шпиль Польского костёла и золочёный купол церкви, которые видел летом, когда забирался на крышу своего дома. Жили они в деревянном доме в предместье Жилкино, и до города по прямой было шесть километров. Церковь и костёл стояли в центре Иркутска. Очень часто прямо над его головой шли на посадку самолёты, и Алёша подолгу смотрел им вслед.
Отец у него был лётчиком и часто летал в Москву. Он привозил оттуда игрушки: автоматические пистолеты, автомаши-ны, надувные мячи. Алёше очень хотелось слетать на самолёте. Отец всё обещал, но не брал его с собой. Но как-то он при¬шёл и сказал:
– Всё, я в отпуске – завтра летим с тобой в Москву.
У Алёши сердце чуть не выпрыгнуло из груди – нако¬нец-то
 сбылась его давняя мечта, и даже не одна, а две сразу. Он увидит Москву и полетит туда на самолёте!
В аэропорт они приехали рано утром на такси. Отец подал чемодан и билет диспетчеру. Она оторвала половину билета, а вторую половину отдала отцу. А чемодан почему-то не вернула. Алёша испугался, в нём находилась вся одежда. Отец успокоил его, сказав, что чемодан вернут в Москве. Алёша успокоился и стал разглядывать самолёты.
Издали они напоминали ему рыбок, которых он ловил на Ангаре. Но когда их подвезли к трапу, он поразился – самолёт был выше и больше дома. И народу вошло в него мно¬го, целых два автобуса.
Место ему досталось у круглого окна. Всё нравилось Алё¬ше: и мягкие сиденья, и привязные ремни, которыми он застегнулся, едва сел на место, и откидной столик на спинке сиденья.
Где-то сзади, точно бабушкин примус, засвистел мотор, и Алёша тотчас же закрутил головой. Ещё немного, и они поднимутся в небо. Он видел, как торопливо глотала таблетки полная тётенька, как пугливо смотрела в окно. Он понял – боится лететь. А ему хоть бы что!
Поднатужившись, прокричав мотором, самолёт начал раз-бегаться. Аэродромные бетонные плиты слились в одну серую полосу. Ещё один последний толчок, и земля отпрыгнула от самолёта и, замедляя свой бег, стала удаляться. Алёша увидел сверху дома, разноцветные легковые машины, которые пытались бежать наперегонки с самолётом. Справа показалось светло-синее и ровное, как стекло, озеро. Алёше оно напомнило огромное, разрезанное вдоль дерево, в разные стороны ствола уходили узкие заливы.
– Иркутское море, – сказал отец. – А вон плотина.
Алёша посмотрел туда, куда показывал отец, – дерево, словно куртка поясом, было перехвачено широкой тёмной лен¬той. По ней медленно двигался синий троллейбус.
Но тут самолёт накренился, узкое крыло стало чертить по небу огромную дугу. Алёша не успел увидеть плотину, самолёт начал разворот. Иркутское море, сделав плавную дугу, ушло под крыло. И уже другое, лесное, море наплывало под самолёт.
– Вон видишь – пожар, – сказал отец, показывая на столб дыма, который отсюда, из самолёта, напоминал город¬ской фонтан.
Самолёт с ходу вошёл в серое, похожее на вату, которую мать положила осенью между оконных рам, облако. Стало темно, самолёт затрясся мелкой дрожью. Казалось, они поехали¬
 по неровной дороге. Алёша увидел, что крыло стало раскачиваться, как фанерная рейка. Он посмотрел на отца, тот сидел и спокойно читал газету.
– Пап, а оно не оторвётся? – спросил Алёша.
– Что? Крыло? – отец свернул газету, заглянул в окно. – Не оторвётся. Крыло сделано из гибких прочных материалов с шестикратным запасом прочности. Не бойся.
– А я и не боюсь, – ответил Алёша. – Просто интересно.
Некоторое время он продолжал смотреть в окно, но смотреть там было нечего. Он принялся рассматривать салон. Полная тётенька спала. Убаюканные гулом мотора, дремали и дру¬гие пассажиры. Ничего интересного, как в автобусе. Там хоть можно смотреть в окно. Здесь же серая пустота. И побегать нельзя. Ощущение такое, что тебя поставили в угол.
– Папа, а сколько нам ещё лететь? – спросил Алёша.
– Что, уже надоело? – улыбнулся отец. – Однако ты не¬терпелив. Три часа до Омска, потом столько же до Моск¬вы.
Алёша вздохнул – долго.
– Раньше долетали за несколько суток, – сказал отец. – Это ещё ничего, а вот на лошадях добирались за месяц. Сей¬час мы летим со скоростью тысяча километров в час. Прилетим в Москву, там ещё будет утро. Летим наперегонки с солнцем. Кто кого!
– Пап, а если навстречу нам попадёт самолёт. Как они друг друга разглядят в облаках?
– Во-первых, на каждом самолёте есть радиолокатор. На нём видны все встречные самолёты. Диспетчеры с земли подсказывают. К тому же самолёты летают на самых разных высотах.
– А с самолёта можно потушить пожар? – спросил Алё¬ша, вспомнив про дым.
– Можно. С самолёта многое можно: и пожар потушить, и врача в деревню привезти, и геологов, и почту.
И отец начал ему рассказывать разные истории, которые случались с ним и его друзьями – лётчиками таёжных аэродромов.