Детские писатели: Ячменева Елена Степановна - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я
Звукозапись
Экранизация
Литературные вечера
Автограф

Ячменева Е.С. / Произведения

ЗЕЛЕНЫЙ ДВОР МАМИНОГО ДЕТСТВА

Отрывок из повести

Оставшиеся до папиного приезда дни мы все были так вежливы и ласковы друг с другом, как в ту далёкую неделю, когда вместе с нами была мама. Я только одного не мог понять: ну отчего дедушка, если мы так хорошо всё решили, задумается вдруг и станет грустный? Однажды я спросил его об этом. Он помолчал, подумал.

- Ответь мне, Дёма, ты бы смог хранить тайну?
- О чём тут говорить! - воскликнул я. - Конечно, смог бы.
- Вот если бы тебе сказали: пожалуйста, держи такой-то случай в тайне, так будет лучше для всех тех, кого ты любишь.
- Скажи сперва, какой случай? - я даже покраснел от нетерпения.
- Мне кажется, когда приедет папа, - начал дедушка и вздрагивающей рукой прижал бороду к своей груди, - а маме уж тем более не стоит знать о том, что бабушка тебя... одним словом, про подполье, про верёвку. Ты понимаешь, Дёма, всё давно прошло и никогда не повторится. А потому, я думаю, не стоит лишний раз тревожить маму. Согласен?
- Согласен, - радостно ответил я, уверенный, что уж теперь-то, получив моё согласие, дедушка повеселеет.

Через неделю папа прилетел. Вошёл в комнату, расцеловался с дедушкой и бабушкой, потом схватил меня, подбросил кверху и, снова ставя на пол, сообщил мне новость: я здорово подрос и похудел!

В ответ я выложил ему наше решение: всем переехать к бабушке и дедушке как можно поскорей!

- Чудишь ты, Дёма! - рассмеялся папа и поглядел на бабушку, которая, как полагалось, хлопотала у стола. - Ну как же это так, без всякой уважительной причины уволиться с завода, где мы чуть не двенадцать лет работаем с твоей мамой? Хм... даже странно!
- И ничего странного тут нет! - сейчас же откликнулась бабушка. - Здесь тоже есть хлебозавод, и всем, кто там трудится, дают квартиры. А поначалу, год-другой, могли пожить у нас. Уж я бы Соне вот как помогала! Всю чёрную работу взвалила бы на плечи!

Я вдруг представил сгорбленную бабушку, а на её плечах в большом-большом мешке сидит толстая, как баба Кланя, чёрная работа и пожалел бабушку до слёз.