Детские писатели: Устинов Семен Климович - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Устинов С.К. / Произведения

КАК ЖИВЁШЬ,  МЕДВЕЖОНОК?

МЕДВЕДИЦА

Однажды осенью мимо огромного старого кедра шла медведица. Его корни крепкими узлами высунулись из земли. Медведице очень понравилось, что между корнями сухая земля и много свободного места. Она вырыла здесь глубокую, просторную берлогу и за-легла в ней. Спать придётся долго: всю зиму. Медведица закрыла вход в берлогу большим пучком тонких веток. Их она набрала поблизости и подсушила на солнышке.
Вскоре упало много снега. Он закрыл всё вокруг, и никто в лесу не знал, что под старым кедром спит медведица, у которой длинные кривые когти. Такие когти бывают у всех медведей. Ими очень удобно переворачивать в лесу камни, раскапывать норы мышей, отдирать кору с лежащих де-ревьев. Под камнями и корой прячутся разные лесные насекомые. Насекомые — очень вкусная пища медведей.
Медведица спала долго. Несколько месяцев. Ей было не холодно и снились хорошие сны. И вот пришёл февраль. Днём в лесу стало пригревать. Ярко светило солнышко. Маленькая зимняя птичка гаичка целый день радостно пиликает. Её радует, что скоро весна. Весело заискрились хвоинки старого кедра. Они тоже почувствовали весну. Но самое интересное произошло в берлоге.

РОДИЛСЯ МЕДВЕЖОНОК

У Медведицы родился Медвежонок! Медведи не дают имён своим детям, это у них не принято. Поэтому сына своего Медведица-мама назвала просто: Медвежонок.
Медвежонок родился очень-очень маленьким. В срав-нении со своей мамой он был вроде резинки — школьного ластика рядом с портфелем! Наверное, кто-нибудь спросит:
«Почему он такой маленький, ведь медведи вон какие боль-шие!» Но подумайте, если бы он родился большим, ему и молока надо много. А где его взять? Мама же ничего не ест, никуда не ходит. В лесу везде снег лежит. До времени выхода из берлоги почти два с половиной месяца!
Медвежонок родился слепым, как котёнок, но был уже в шёрстке. Шёрстка — тёмно-коричневая, тёплая. А вокруг шеи — беленький шарфик. Медвежонок будет носить его целых два года. Всё это время он будет жить с мамой. Так заведено у медведей.
Шёл день за днём. Снег в лесу постепенно таял. Стано-вилось всё теплее. Побежали ручейки. Освободились от снега целые полянки. Медвежонок уже заметно подрос. У него открылись глаза, и он всё видел в темноватом сумраке их жилища. Мама не напрасно сделала такую просторную берлогу. Медвежонок мог немножко бегать в ней, цепляясь когтистыми лапками, лазить по мягкой маминой спине. Мог проскочить вдоль стенок. Медвежонку очень нравилось подергать свисающий с потолка тоненький корешок како-го-то растения. Мама не позволяла только высовываться наружу. Но сама она уже два раза выглядывала из берлоги. И один раз даже вышла. Посидела около входа. Медведи сидят точно так же, как собаки. Все ребята видели, как сидят собаки? Медведица щурилась на яркое солнышко, чутко прислушиваясь к лесным звукам. Нет, выходить было ещё рано. Есть в лесу пока нечего.


ВЕСЕННИМ ДНЁМ

Однажды утром около берлоги раздался очень громкий звук: бяв-бяв-бяв! Медвежонок испугался. Ему показалось, что в берлогу кто-то ломится! Он ещё не знал, что медведи — самые сильные звери. Они никого не должны бояться. Силь-нее их только человек с ружьём. Кричал же самец козули. Это он испугался. А испугал его сильный медвежий запах. Он шёл из берлоги. Медведица высунулась из берлоги. Она хотела хорошенько рявкнуть на него, но он уже убежал. И тут между толстых, лохматых ног Медведицы показалась маленькая голова. Уши поворачивались в разные стороны. Маленькие блестящие глаза-пуговки удивлённо таращились на яркий свет.
Как хорошо на воле! Отовсюду разные звуки. Кругом стоят таинственные неподвижные фигуры. Это обломки боль-ших камней, упавшие и стоящие деревья. Торчали корявые, узловатые корни кедра. Медвежонку показалось, что и они с интересом рассматривают его. Мама пощёлкивала языком:
«Так-так». Она всё время потихоньку ласково ворчала «Врр-врр».  По-медвежьи это значило: «Подойди сюда». «Можно поиграть на улице». Медведица потянулась, широко разинув пасть, зевнула и села около берлоги. Медвежонок совсем осмелел. Он прошёлся вдоль упавшего дерева и ца-рапнул лапкой по коре. Кора с треском отломилась и упала под ноги. Если на неё наступить, она приятно хрустит. Мед-вежонку это понравилось, и он долго топтался на месте. От кусочка коры остались одни крошки. С дерева свисала тонкая веточка. Медвежонок дотянулся до неё носом и подёргал.
Вдруг на соседнее дерево села кедровка. Она взъерошила перышки и удивлённо посмотрела на Медвежонка. Он пока-зался ей таким маленьким, что она закричала на весь лес:
«Поглядите-ка, ну и медведь! В жизни не видала таких! Кто б сказал, не поверила бы! Тра-тра-тра! Кри-кри-кри!» Кедровки долго никогда не удивляются. Вот и эта удивилась и сразу улетела.
Медведица стала прохаживаться около берлоги. Как только она отходила от Медвежонка на пять-шесть шагов, он быстро подбегал к ней. Малыш боялся отстать и поте-ряться. У всех медведей так. Маленькие медвежата всегда бегут возле мамы и никогда не теряются
Прогулка у берлоги продолжалась недолго. Медведица заметила, чтоМедвежонок лёг на камень и собирается уснуть. Тогда она позвала его: «Так-так». И они пошли домой.
Медведицы никогда сразу не покидают берлогу. Несколь-ко дней не только в хорошую, но и в плохую погоду они вы-водят детей погулять, окрепнуть, закалиться. И медвежатам это очень нравится. Забавно, что в свои берлоги медведи входят задом наперёд.
Но не всю же весну сидеть около берлоги! И вот настал этот день. Утро было тихим и тёплым. Медведица решительно вылезла наружу. Медвежонок за ней. Она подняла голову и несколько раз сильно вдохнула. Надо было узнать, нет ли кого поблизости лишнего. В лесу никого не было. Где-то тихонько журчал ручеёк, и вдали шумела река. На земле лежали хвоинки, листья, сухие веточки, шишки. На мура-вейнике никого не было. Муравьишки ещё спали. Снега в лесу почти не осталось.
Медведица отошла от берлоги. Там росли маленькие ели. Три из них она сломала, взяла передними лапами, встала на задние — все видели, как ходят медведи в цирке? — и принесла к берлоге. Медвежонок бегал за ней. Ему было интересно: что мама делает? А мама взяла ёлочки и засунула их в берлогу. Она закрыла вход, чтобы никто не заметил их жилища. Вход в медвежьи берлоги охотники называют челом. Всем интересно подойти и посмотреть, что там? А если это другой медведь? Он может осенью прийти и устроиться здесь на зиму. Придётся делать новую берлогу. Так что лучше уж замаскировать её.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

И вот началась новая жизнь. Лес у берлоги рос на высо-кой горе. А вдали виднелась широкая белая полоса. Это был Байкал. Лёд на нём ещё не совсем разошёлся. Медведи-ца знала, что идти надо туда. Я вам скажу почему. Солнышко, как знают все, встаёт на востоке и сразу же начинает при-гревать горки, которые смотрят на него. Это восточные и южные склоны. Их солнышко греет целый день. Не то что склоны северные. Раз здесь тепло, значит, хорошо трава растёт, много разных насекомых летает и бегает, под камнями и в гнилушках живут большие и маленькие чёрные му-равьи — всё это вкусная медвежья еда.
Вот зачем сюда торопилась Медведица со своим Мед-вежонком. Она останавливалась, переворачивала лапой плоские камни, рылась в земле. Медвежонок иногда забегал немножко вперёд. Но мама сразу же просила вернуться, она говорила: «Так-так». Она негромко щёлкала языком. Эти и другие звуки — слова медвежьего языка — Медвежонок уже знал.
Вот на пути стоит каменная гряда. Что за ней, не видно. Надо скорее посмотреть. Медвежонок выскочил вперёд. И не успела мама его окликнуть, как сверху раздался ужас-ный шум! Медвежонок так испугался, что прижался к земле! Но тут в два прыжка рядом оказалась мама. Она была страшной. Шерсть встала дыбом! Глаза сверкали, и она громко фукала: «Фу-фу-фу!» Это означало: «Что это здесь такое?! Вот я сейчас!» Бедный Медвежонок всё ещё лежал на земле. Но теперь мама спокойно сказала: «Фук» — и он понял, что ничего не произошло. Можно идти дальше.
Кто же так напугал его? Это был большой чёрный глухарь. Глухарь сидел на дереве и смотрел в разные стороны. Ему далеко всё было видно. Вон дальние горы. Вот — поближе — Байкал. А вот идут два медведя. Один большой, другой маленький. Таких глухарь однажды видел. Медведи, когда сидишь на дереве, не опасны. Но они идут прямо сюда! А этот — маленький — подбежал под самое дерево. Что у него на уме? Нет, надо улетать. И глухарь улетел.


МЕДВЕЖЬЯ ДУДКА

Вот подошли медведи к большой поляне. Она была зе-лёная, потому что на ней росла свежая трава. Траву медведи едят всё лето. Но не всякую. Самая любимая весной — остролодка. А летом медведи едят свою «морковку». Она называется медвежья дудка. Дудка вырастает такая высокая, что медведя не видно. Он ходит там и срывает сочные вер-хушки. Он всё слышит, а его никто не видит. Медведи любят, когда их никто не видит и не слышит. По лесу они ходят тихо. И только если испугает человек с ружьём, они удирают с сильным треском.
Медведица  тихо пошла вдоль поляны. Медвежонок косолапил рядом. Косолапят все медведи. Это у них походка такая. Так удобнее долго идти по лесу. Медведи ходят целый день. Особенно рано весной, когда в лесу ещё мало корма. Не везде ещё проснулись насекомые, и не все выросли травы.
Медвежонок попробовал какую-то травку. Она была жёсткая и горькая. Медвежонок пожевал её и отбросил. Смешно наклонив голову, так что ухо легло на землю, он сорвал другую. Такую-то и ела мама! Это оказалась остро-лодка. Она была сочная и сладкая. На поляне её росло не-много. Не сразу найдёшь. Медвежонок много бегал и скоро устал. Он хотел было лечь рядом с мамой, но увидел жука. Жук полз по коре дерева и шевелил усами. Надо было его прихлопнуть и съесть. Так Медвежонок и сделал. Это была вторая его добыча! Подкрепившись маминым молоком, он уснул. Уставшие медвежата спят очень крепко. Наш Медвежонок даже не слышал, как с соседнего дерева упал отломившийся сучок. Сухой сучок подпрыгнул на крутом склоне и легонько стукнул Медвежонка по боку. Он только вздрогнул, но не проснулся.
Прошло часа два. Медведица изредка вставала, смотрела на поляну, на Медвежонка и ложилась снова. Её что-то беспокоило. Наконец она тихонько прижала носом Мед-вежонка, и тогда он проснулся. Они снова вышли на поляну и стали есть траву. Медведи едят траву совсем не так, как олени. Олени стоят и жуют, чуть шагнут и снова стоят. Медведи же это делают прямо на ходу. Сорвут травку и сразу идут дальше.

ВКУСНЫЕ МУРАВЬИ


Среди кустов ольхи стоял гнилой пень. Он бы рассыпался, но его, как воду в стакане, стенками держала кора. Кора была толстая и прочная. Она долго не гниёт. Такие пни медведи очень любят. В них всегда живут какие-нибудь насекомые. Медведица подошла к пню и позвала Медвежонка: «Так-так». Она зацепила кору лапой и оторвала большой кусок. Медвежонок увидел под корой много-много мелких чёрных муравьев! Им стало холодно, и они вяло зашевелились. Медвежонок увидел, как мама слизывает их. Он стал делать то же. Муравьишки были кислые, но Медвежонку это нравилось. Мама отломила ему ещё кусок коры с му-равьями, как будто угощала лакомством. Вскоре коры с муравьями не осталось. Медведица запустила лапу в кучу трухи и разбросала её. Медвежонок увидел какого-то белого червячка и съел его. По гнилушкам бегали маленькие чёрные жучки. Он и их слизнул.

 

БУРУНДУК

Вскоре никаких насекомых не осталось. Был вечер, время длинных теней. По склонам легли тени соседних гор. Деревья, которые росли рядом, тоже дали тени. Тёмными стрелами они легли на поляну. Медведи вошли в тёмную тень от скал. Солнце скрылось. Небо закрыли тучи. Стало тихо-тихо. Даже не слышно, как внизу у Байкала кричат чайки. Кругом были большие камни, и ничего не видно. Вдруг Медведица встала на задние ноги и прислушалась. Медвежонок тоже встал столбиком. Так медведи поступают всегда, когда что-то слышат, но не видят. Кто-то шуршал в сухой траве. Это оказался бурундук. Он тоже встал столбиком и увидел медведей! Как он испугался! И сразу же скрылся в своей норке.
Вот и убежище. Под скалой сухо и тепло, как в берлоге. Медвежонок свернулся клубком около мамы. Она подвинула его лапой к себе поближе. Так прошёл первый день. Шла ночь. В лесу совсем темно. Если бы Медвежонок проснулся, он услышал бы в лесу тихий шорох. Это шёл мелкий дождик. Было совсем не холодно. Медвежонка грела ещё по-зимнему тёплая шубка.


ОПЯТЬ СНЕГ

Рано-рано утром, когда чуть только посинело небо, медведи проснулись. Медвежонок повозился около мамы и напился тёплого молока. Он вспомнил о вчерашних муравьях, жучках и зелёной траве. Ему захотелось выскочить на волю. Он высунулся из-под скалы и испуганно сел. Что за чудеса!
Медвежонок ничего не узнавал! Белыми были камни и стволы деревьев. Белыми лежали куски коры, с которых вчера он слизывал кислых муравьишек. Медвежонку показалось, что даже небо белое. Это потому, что за небо он принял склон соседней горы. Там была вчерашняя поляна с зелёной травой. А всё объяснялось просто. Под утро, когда стало холоднее, вместо дождика пошёл снежок. Он упал тоненьким слоем. Даже не слепишь снежную бабу. Такой снежок к пол-ню исчезает. Он стаивает. Всё-таки весна. Медведица об этом знала и не торопилась уходить. Она ждала, когда растает снег. Тогда можно снова идти есть зелёную траву.


ЛЕСНЫЕ СТРАХИ

Прошёл май. Медвежонок заметно подрос. Он совсем освоился в лесу и часто забегал вперёд медведицы. Однажды он её сильно напугал. А произошло это так. Мама и Медве-жонок ходили по редкому лесу за оврагом. На крутом склоне лежал обломок дерева. Когда-то молния разбила его на куски. Они разлетелись в разные стороны. Медвежонок бежал по склону и хотел опереться об этот обломок передними лапами, и вдруг со страшным грохотом обломок вместе с медвежонком полетели вниз! Поднялась пыль. Затрещали кусты. Застучали мелкие камешки. Мед-вежонок от страха или, может, от боли заревел.
Медведица быстро бросилась к нему. Она подумала, что Медвежонок попал в большую беду. На него кто-то напал. А перепуганный мишка уже карабкался наверх. Он негромко скулил-хныкал.

 


ДОБЫЧА

Через несколько дней медведи спустились с горы, где жили. Долина была узкая и скалистая. Такие долины у нас в Сибири называют распадками. В распадке росли осины, и повсюду лежали старые прошлогодние листья. В кучах листьев жили лесные мыши. Медвежонок уже научился их ловить. Он делал так: тихонько идёт и слушает, не шуршит ли где мышка. Вот он услышал шорох. Медвежонок оста-навливается, замирает. Он следит, куда мышь под листьями пробирается. Затем, совсем как кошка, прыгает туда и при-хлопывает лапами. Если он промахнётся, мышка стремглав исчезает в норке. Тогда Медвежонок начинает серьёзную работу. Он раскапывает землю. Вот для чего у него, как и у всех медведей, длинные кривые когти! Лапы у медведей очень сильные. Взрослые медведи, когда выкапывают из норы бурундука, выворачивают большие — примерно с телевизор, даже с холодильник — камни! И отбрасывают их в сторону. Вот какие сильные звери — медведи. Медвежонок, когда вырастет, будет таким же. А пока он ещё маленький и многого в лесу, в своём доме, не знает. Например, он не знает, что такое сильный ветер.


СИЛЬНЫЙ ВЕТЕР

На берегах Байкала много небольших плоских камней. Под ними живут червячки, жуки, муравьи, куколки. Камни очень удобно переворачивать когтями. Сюда с гор и спустились Медведица с Медвежонком.
К вечеру над Байкалом потянулись длинные облака. Медведица беспокоилась не напрасно. Это шла непогода. Дикие звери не боятся дождя, снега или ветра. Они только укрываются в густых чащах леса. Ложатся под толстые наклонившиеся деревья. Можно укрыться среди скал. Там всегда есть укромное место.
Медведица хорошо знала эти горы. Она знала, что вон за тем лесом есть скалы. Среди скал растут очень густые кусты ольхи. Там Медвежонок не промокнет, если пойдёт дождь. Все дикие животные предчувствуют непогоду за много часов. Они не ошибаются. И медведи тоже. Им, навер-ное, кажется, что воздух становится влажным и он не так пахнет. Надо успеть спрятаться. Медвежонок тоже чувствовал какую-то вялость. Ему уже не хотелось бегать и резвиться. Это потому что в воздухе падало давление.
Как только они укрылись, с гор поползли чёрные тяжёлые тучи. Они не летели по воздуху, а ползли прямо по склонам гор, как кисель. Вид у них был зловещий. И тут раздался гул. Он становился всё сильнее. Как будто низко летит самолёт. На Байкале все знают, что это летит ветер. С гор сор-валась сарма. Сарма — самый сильный ветер с байкаль-ских гор.
Он засвистел, завыл в скалах, где укрылись медведи. Стало темно. Медвежонок ничего подобного никогда не слышал. Ему казалось, что мёртвые камни, деревья и корни ожили. Они визжали, стонали, ревели, скулили. Близко растущие деревья били ветвями по скалам. Как будто по лесу совсем недалеко ходили огромные страшные звери. Под их ногами хрустели камни. С оглушительным треском ломались деревья. Звери собирались достать Медвежонка! Он тесно прижался к маме. Она легонько положила на него лапу и тихо говорила:  «Мрр-мрр-мрр». Сквозь навалившийся сон Медвежонок слышал: «Ничего страшного, это ветер. Он скоро кончится».
И ветер скоро кончился. Небо постепенно светлело. А затем показалось солнышко. Медведи вышли из убежища. Всё было неузнаваемым. Большая старая сосна переломи-лась. Ветер отбросил её вниз по склону. Корни, вывернув землю, торчали в небо. Всюду валялись зелёные сучья. Со скалы упал огромный камень и укатился вниз. Там он поло-мал молодые деревья.
Снова в лесу было светло и тихо. Но теперь Медведица не пошла к Байкалу. Она повела Медвежонка выше в горы. Туда, откуда прилетел этот страшный ветер. Там, высоко в горах, медведи будут жить всё лето. Там очень сыро, потому что всюду маленькие озерки. Это тающий снег. По берегам озерков много свежей зелёной травы. Много разных насеко-мых. Много мышей. Много бурундуков. А в норе у бурундука вкусные кедровые орешки.

ПРИШЛА ОСЕНЬ

Медвежонок рос быстро. Он уже был сильный и ловкий. Он не боялся дождя и снега. Не боялся ветра и крутых горных склонов. Это был настоящий медведь! Но мама по-прежнему звала его Медвежонком. И если она находила богатый кустик
брусники, она, как и прежде, говорила: «Так-так!» Медве-жонок сразу же прекращал раскапывать нору мыши и бежал к маме. И они рядом паслись на брусничной полянке. Мед-веди любят бруснику и голубику. Очень любят чернику. Медвежонок часто лазил на деревья, чтобы посмотреть вдаль и поточить когти.
Так незаметно пришла осень. Время жёлтых листьев. Медведи жили в кедровом лесу. Шерсть на медведях стала гладкой и шелковистой, блестящей. Очень густой и тёплой. Это означало, что звери здоровы, они нагуляли много жира, чтобы перезимовать в берлоге.


ДОМОЙ!

Однажды медведи пришли к своей берлоге. Берлогу никто не нашёл, всё было в порядке. Медведи стали жить побли-зости. Они мало ели, а больше лежали в лесной чаще. На-верное, им снились голубые лесные поляны, сплошь заросшие голубикой. Ягоды было так много, что есть её очень просто. Надо было открыть рот. и ягода сама попадала в него. Толь ко успевай есть. Рано утром по росе далеко был виден медве-жий след. Он казался тёмной полосой от сбитой росы. Вся поляна была разрисована такими следами.
За лето Медвежонок научился всему, что должен знать медведь. Он знал теперь, какие травы можно есть, какие ягоды и каких насекомых. Знал, где и как прятаться от не-погоды, когда ходить тихо, когда встать на задние ноги, чтобы принюхаться или послушать, когда молчать, а когда рявкнуть. Он научился и многому другому.

СКОРО ЗИМА

Однажды полетели белые мухи. Они садились на шерсть, на уши, на нос. Они раздражали, и Медвежонок щурился, досадливо фукал и встряхивался. Он тёр нос лапой, пытаясь согнать досадливых насекомых. Но они падали и падали.
Медведи чувствовали, что пора ложиться в берлогу. Первым к ней подошёл медведь, который был поменьше. Он повернулся и влез в берлогу. За ним скрылся тот, который был крупнее.
Старый кедр, среди корней которого была берлога, склонился и словно прошумел ветвями: «Здравствуй! Как живёшь, Медвежонок? Очень долго тебя не было!» И Медвежонок ответил: «Хорошо живу! Спасибо за память, добрый старый кедр!»
Упадут снега. Пролетят ветры. Затрещат морозы. А под корнями старого кедра будет тепло и сухо. Там мирно спят два медведя: Медведица и её Медвежонок. Пусть им снятся хорошие сны!

СЕРЫЙ

Когда-то эта глыба камня стояла на самой вершине горы. Но однажды время откололо её от материнской скалы, она скатилась вниз. Вокруг выросла густая поросль кустов спиреи и молодых деревьев. Там стало темно, кто залезет – не видно. Такие места в лесу очень нравятся разным животным.

Нашла этот уютный уголок лисица. Она вырыла под камнем нору и стала там жить. Неподалёку была пашня, на ней сеяли пшеницу. А где растёт пшеница или рожь, там бывают мыши и полёвки. Эти маленькие зверьки – главная еда лисицы. Лисица, которая жила в норе под камнем, ходила на это поле охотиться.

Год прошёл, второй, третий. И вот, что случилось дальше.

 

ЖИЛИЩЕ ВОЛКОВ

Однажды весной волчица и волк стали искать себе жилище. Волки могут вырыть себе нору, но иногда они поселяются в норах лисиц. Или барсуков. Хозяину, конечно, приходится уходить и строить себе новую. Так произошло и на этот раз.

Но волки – звери крупные, и в лисицыном жилище им тесно. Они раскопали его сильными лапами с крепкими когтями. Логово стало просторное.

Никто, кроме лисицы, не знал, что в этом лесу в норе под глыбой камня стали жить два волка.

 

РОДИЛИСЬ ВОЛЧАТА

Шла весна. Волчица собиралась стать матерью. В середине мая в логове появились четыре маленьких серых, живых комочка. У волчат глаза были пока закрыты. Как у маленьких собачек – щенков. Все ребята знают, что щенята рождаются слепыми. Но через несколько дней глаза их открываются. Так произошло и у волчат. Один волчонок был немного крупнее. Он оказался посильнее остальных. Мать это приметила сразу. За это она любила его больше остальных. У волков, как и у многих других животных, не принято жалеть слабых. Чтобы волчье племя выжило в суровых условиях дикой природы, слабых в стае не должно быть. И их не бывает.

 

СЕРЫЙ ВОЛЧОНОК

Крупный волчонок был самцом. Он пока мало что соображал. Но вскоре у него открылись глаза. Прямо перед собой он увидел круглое пятно света. Это было необычно и потому страшновато. Мать никому не разрешала туда подходить. Она всегда была дома. Серому, как и всем его братьям и сёстрам, не было холодно. Конечно, никакой печки никто не топил. Просто все волчата всегда рождаются в очень густой шёрстке. Это чтобы новорождённые не простыли и не заболели. Заболевший погибает, лечить его никто не будет. Это у дверей не принято.

Серый захотел есть. Надо попить маминого молока. Но до мамы надо ещё добраться, она лежала в другом углу. Он падал на бок, утыкался маленьким носом в пол, садился на зад, перелезал через братьев и сёстер. Он делал крохотные шажки. Первые в своей жизни. Волчонок потыкался носом в тёплое мамино тело, нашёл сосок и получил свою долю.

Как заведено у волков, через две недели после рождения волчата получили свои имена. Самый крупный стал Серым. Но дали имена не родители, имя дала Природа – мать всего живого на земле. А происходит это так. На теле волчат под шёрсткой в коже есть много желёз.

Это такие небольшие бугорки. Они пахнут. У каждой железы и у каждого волчонка свой запах. Не спутают и они сами. После, когда Серый вырастет, все в лесу, кто увидят его след, понюхают и подумают: «Это прошёл волк». Вот так получают имена все волчата и все другие зверята.

 

ВОЛЧИЙ ЯЗЫК

Вскоре пришла пора учиться волчьему языку. Но пока это получалось неважно. Однажды Серый оказался в дальнем углу их жилища и захотел есть. Он видел, что все братья и сёстры уже около мамы. А ему никак не удаётся побежать быстрее. И он заплакал. От обиды.

Плач получился тоненький-тоненький. Все ребята, у кого рос щенок, слышали, как, расстроенный, он плаксиво скулит. Вот так заскулил и Серый. Это был его первый голос. После, когда вырастет, он научится выть один и петь вместе со всей стаей. Он будет взлаивать и, когда потребуется, грозно рычать. А сейчас он так жалобно заскулил, что мама протянула переднюю лапу и придвинула его к себе. Она лизнула его прямо в нос и сунула к соску.

 

ИГРЫ

Волчата росли быстро. Уже прошло двадцать дней, как они родились. Волчата азартно играли друг с другом. Игры были такими. Кто-нибудь замирал в углу логова: ложился на брюхо и затаивался. А другой волчонок начинал к нему подкрадываться. Когда тот, кто подкрадывался, подползал слишком близко и собирался напасть, затаившийся быстро вскакивал и нападал сам. Все бросались на «добычу». Они дружелюбно грызлись и весело валялись. Тот, на кого нападали, вскакивал и подставлял плечо. Все должны были кусать это плечо и шею. Теперь он резко вилял задней половиной тела и хвостом. Нападающие должны были тотчас отскочить. А волчонок сам нападал на кого-нибудь.

Но когда нападали на Серого, отскочить никому не удавалось, потому что он их сбрасывал сам. Мать смотрела на него с особенным вниманием. Она любила его больше всех. Она видела, что из этого волчонка вырастет самый хороший волк, её сын. С ним они добудут и самого большого оленя!

Так волчата, сами того не зная, учились охотиться. Природа-мать учила их приёмам нападения на добычу. Она учила всем навыкам, необходимым в лесной волчьей жизни. Вот что такое игры!

 

ЗАПАСЫ ВПРОК

Следующий урок для волчат был такой. Они должны были научиться запасать корм. Уже несколько раз волчища давала им не только молоко, но и мясо. Мясо приносил волк-отец, который жил рядом с логовом. У него не было жилища, он спал под небом. В нору к волчатам мать его не пускала. Ещё напугает!

Отец ловил где-нибудь зайца, глухаря, находил олененка, даже мышами не брезговал, и приносил домой. Часть мяса он проглатывал, но не съедал. Волки это умеют. Значит, в своём желудке, волк, как в продуктовой сумке, приносил домой обед! Здесь мясо он отрыгивал, и его с огромным аппетитом ели волчата. Да, но и подавала-то им его все же волчица. Папеньку и на порог не пускали…

От такой полупереваренной еды волчата очень быстро росли и крепли. Ну, а как я сказал, волчата начал учиться запасать еду впрок. Теперь они уже смело выходили из логова, но играли только на пороге. Это значит – около входа. И вот тут в разных местах волчата стали закапывать кусочки мяса, косточки. На черный день. О, как им это пригодится в жизни! Не всегда и не везде добудешь оленя. А когда добудешь и наешься, остальное мясо надо растащить подальше и спрятать в землю, или в снег – зимой. После отыскать. Этот урок не раз выручал волков голодной зимой. И не только волков, их клады находят другие животные. И их это тоже поддерживает голодной порой.

 

БЕДА

Прошло около месяца. В жизни волчат всё шло хорошо. Никто не ждал беды. Но в один вечер родители вернулись настороженные. А надо сказать, что и волчища теперь оставляла детей одних. Они знали, что уходить никуда нельзя и всегда дожидались её дома.

Волк и волчища около своих вчерашних следов видели отпечатки сапога человека! Это очень опасно. Стало ясно, что человек появился в их владениях не просто так. Зачем он провёл ночь вон на той горе и даже не разводил костра? Зачем он старался выть по-волчьи? А эти – прошлогодние их дети, зачем-то ему ответили. Они жили не вместе с родителями, но совсем недалеко, за горой. И ещё не набрались ума… Настоящий волк должен как можно меньше оставлять даже следов своих. И уж никак не горланить по ночам песни на весь лес.

…Этот знакомый шорох прямо из голова волчища услышала на рассвете. По лесу крался человек! Где же волк? Почему он не предупредил?! Ведь он должен быть неподалёку и первым услышать опасность!

Времени у волчицы ни на что больше не оставалось. Она схватила пастью одного волчонка и бросилась из логова. Едва успела заскочить в заросли, как позади что-то сильно грохнуло, блеснула молния. По спине резко, зло ударило. Боль обожгла тело, но волчица, не обращая на неё внимания, летела по тёмному, сырому лесу. Никто не гнался за нею. Волчонок тряпкой болтался в зубах. Конечно, это был тот самый, сильный волчонок, её Серенький. Не знаю, но очень может быть, что она схватила именно его совсем не случайно. Не слышала погони, волчица остановилась и положила волчонка на траву. Он сразу же встал и замахал хвостиком. Как интересно было! Давай ещё!

 

НОВОЕ ЖИЛИЩЕ  

Куда бежать? Волчица вспомнила, что у подножия одного обрыва в густом лесу когда-то на охоте она видела уютную нишу под корнями дерева. Вот туда она и прибежала.

Волчонок по-прежнему прокатился в её пасти. Такие путешествия волчатам не вредят. Матери довольно часто перетаскивают их при смене логова. Бывает, что люди обнаружили волчье жилище. Они даже и не подходили к нему, а только догадались, что оно где-то поблизости. Завтра утром они найдут его. И находят, да только волчицы с волчатами и след простыл. Она ещё днём поймёт, что логово в опасности и ночью волчат по одному перенесёт в другое место.

Такое место, похоже, волчица приметит ещё до рождения волчат. Каждого волчонка мать берёт пастью поперёк его тела и уносит. Не очень удобно, но ничего, терпимо. Волчонок смирно висит, как пойманный заяц или рябчик. Больно не бывает, потому что челюсти мать сильно не сжимает. Волки столь умные звери, что почти всегда из логова, где родились волчата, месяца через два переходят в другое убежище. На случай, если их здесь заметили!

Наша волчища спасла только одного Серого. Единственного. Потому что когда ночью она прокралась к покинутому логову, там стоял ненавистный запах человека. Человек забрал всех детёнышей извечного врага своего – волка. Извечного врага, потому что волки, бывало, съедали единственную, последнюю корову или лошадь. А уж от овец порой оставалась одна только шерсть…

Волчица ждала волка. Превозмогая боль в спине, постоянно зализывая её, она подновила жилище. Выбросила комья глины и упавший с потолка камень. Перекусила и вытолкнула наружу проросший из стенки корень дерева. Но волка всё не было, хотя найти в лесу её следы ему просто, как отыскать путь домой. И тогда она поняла, что он погиб. Она сообразила: вчера поздно вечером даль приносила приглушённым точно такой же звук, который обжёг ей спину сегодня утром.

 

ВДВОЕМ С МАТЕРЬЮ

Стало ясно, что дальше жить им придётся одним. Серому шёл третий месяц! Это был уже не серый комочек, умеющий только поскуливать да пить молоко. Но для матери он всё ещё был маленьким, потому что не умел добывать еду. Теперь волчица должна была это делать сама. Иногда она уходила на два-три дня. Случалось, приносила всего лишь несколько лесных полёвок. Но отрыжку Серый получал всё реже. По правде, он давно уже её не получал, потому что быстро взрослел. Отрыжкой волки кормят совсем ещё маленьких. Зато он ел теперь настоящее мясо. Волчонок прижимал передними лапками кусок к земле и тянул вверх, изо всех сил зажимая его зубами.

Иногда когда мать была дома, рядом с логовом, он ловил полёвок сам. Они резко шуршали в траве, и он уже знал, что там – добыча. Приходилось и голодать. Но на такие случаи опять же Природа-мать ещё до рождения запасла в его печени ценное питательное вещество – гликоген. Гликоген расходовался быстро, но быстро рос и волчонок.

 

ПОМОЩЬ  

Однажды, когда они были дома, мать резко подняла голову и насторожилась. Кто-то был близко от логова. Она бесшумно встала и тенью выскользнула на улицу. У ближайшего куста стоял молодой волк. Он вежливо махнул хвостом, и волчица узнала своего сына. Он родился у неё в прошлом году и жил со своими двумя сёстрами недалеко от прежнего логова. Это они завыли тогда, по ошибке приняв голос манка человека за волчий вой.

В зубах прошлогодок держал зайца. Его вид говорил: мы лишились отца, вот вам на обед! Да, истинная правда! Именно так поступают волки. Если гибнет кто из родителей, волчата прошлогоднего выводка берут на себя заботы старшего. Они помогают вырастить новых волчат!

 

ВЗРОСЛЕНИЕ  

В августе Серому исполнилось три месяца. В один из этих дней сестра принесла ему молодого рябчика. Рябчик был живой, но с перекушенным крылом. Он не мог улететь. Волчонок хотел есть, но добыча запрыгала. Он кинулся за ней. Было желание поиграть, как с полёвкой, но зубы как-то сами собой жёстко схватили птицу.

Это означало, что теперь волчонок становится серьёзным добытчиком. Всё, что двигается, надо крепко схватить зубами и несколько раз придавить. И можно есть. Волчонок повзрослел. Навыки охоты и лесной жизни он приобретал с одного, первого раза обучения. Как все настоящие волки!

Но настоящим волком, способным добыть настоящую еду, Серый стал, когда ему исполнилось пять месяцев. К этому времени у него сменились молочные зубы. Новые зубы могли дробить кости крупного животного – козули и даже оленя.

Вот и прошло детство этого молодого волка, которого все, и даже мать, называли теперь не Сереньким, но строго – Серым.

 

ВОЛЧЬЯ СТАЯ  

Пришла осень. Настало время охотничьих путешествий. К матери с волчонком насовсем пришли все трое из прошлогоднего выводка. Так образовалась волчья стая. Она покинет район логова и отправится в широкую даль тайги. Её поведёт опытный вожак - мать всех этих волков.

… Двадцать тысяч лет назад волки подарили человеку собаку. Собака помогла ему выжить. И, наверное, помогла стать человеком.

И в теле Серого живёт та кровь – кровь настоящего дикого волка, увы, извечного врага человека…

Это теперь люди поняли, что волки тоже должны жить в лесу. Уничтожать всех их нельзя. Пусть всё живое живёт! Только волков в лесу должно быть не очень много. Чтобы больше было оленей, глухарей, зайцев, полёвок.