Детские писатели: Скиф Владимир Петрович - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Скиф В.П. / Произведения

Байкальский склон ещё пылает,
Но между алым, золотым
Сквозь угли листьев проступает
Безлистых веток сизый дым.

От красных скал, как из камина,
Последним жаром полыхнёт –
И зонт коричневого тмина,
Рассыпав семечки, уснёт.

В таёжном мареве бездонном
Опушки светится окно.
И пахнет вереском зелёным,
Дремотным, терпким, как вино.

Стоят дружиной досточтимой
В плащах багряных дерева…
И всё ж предзимье ощутимо,
Сгорает осень, как дрова.

Пустеют берега и долы,
В полёт готовится Сарма.
Из черноты её подола
Дохнула холодом зима.

Валентину Распутину

Мы все, наверно, понимали,
Придут разор и чёрный дым.
Но ты грядущие печали
Постиг пророчеством своим.

Горели судьбы и скрижали,
Был воздух Родины тяжёл.
Мы оказались на пожаре,
Куда ты раньше нас пришёл.

Какая творческая сила
Тебя над миром вознесла!
Сама земля, сама Россия
Тебе свой голос отдала.

Ты посреди родных околиц
К живому Слову прирастал.
Там воссияла колокольня
И Храм, который ты создал.

Под ним – нетленная Матёра,
И – Китежа большая тень,
И – вся Россия, о которой
Душою страждешь каждый день.

О, как спасти родных и близких,
Деревья, травы – от беды?
Непокорённый царский листвень
К тебе рванётся из воды.

Вдруг оживут луга и долы,
Сойдут Святители с небес.
Взметнётся радуга у школы,
Заговорит убитый лес.

Быть может, это вправду будет,
И обновлённый мир вздохнёт?!
Нам, грешным,
Валентин Распутин –
Матёру – каждому вернёт…
 

Забор

Покосился забор и упал,
Все заборы в России упали.
Юрий Кузнецов

Хлестанул по России напалм,
Все заборы в России упали.
Я смотрю: мой забор не упал,
Потому что забор – на Байкале.

Потому что из гор – мой забор,
Из стального байкальского кедра.
Не сломал его – века топор
И кувалда заморского ветра.

У меня за забором тепло,
Вражью он остановит лавину.
Всех, кого из Руси унесло,
Я зову на свою половину.

За забором звенит перебор
То баяна, то русской гитары…
Не пройдут через этот забор
Двадцать первого века хазары.

Красный клевер

Я мест достигну незнакомых,
В лесок берёзовый войду
И в мире птиц и насекомых
На красный клевер упаду.

И вдруг увижу близко-близко:
В березняке,
за рядом ряд,
Стоят немые обелиски
И звёзды алые горят.

На этом клевере когда-то
Под миномётный долгий вой
Перебинтовывал солдата
Другой солдат полуживой.

На этом клевере бордовом,
В закат уткнувшись головой,
Лежали в поле подо Львовом
И капитан, и рядовой.

Они лежали на скатёрках
Из травяного полотна,
И клевер тот на гимнастёрках
Горел, как будто ордена.

Начало зимы на Байкале

Высокий свет насыщенных небес,
Лазурью напитавшийся в Байкале,
Морозом опрокинулся на лес
И подсинил заснеженные дали.

Как звонко в небе и легко в лесу,
В прозрачных рощах всё переменилось.
Себя неслышно по тропе несу,
Мне это утро будто бы приснилось.

Среди берёз такая благодать!
Прильну к берёзке и скажу: «Голубка!
Твоя душа – моей душе под стать,
Всё в нас с тобой устроено так хрупко».

О, где ещё так плавно, так легко
Стремится время по сугробам ясным.
И дышится, как в храме, глубоко,
И видится грядущее – прекрасным.

Поэзия

Как космос – неизвестность
Томит и давит грудь.
Поэзия – мой крестный,
Мой неизбежный путь.

И слов, и чувств безмерность
В свой вовлекают круг…
Поэзия – мой верный,
Мой незабвенный друг.

Болит душа-бедняжка
И мечется окрест.
Поэзия – мой тяжкий,
Мой неделимый крест.

На крест распятьем скорбным
Я сам себя воздел.
Поэзия – мой гордый,
Мой горестный удел.

Чем горше сердца стоны,
Тем слаще песни дна.
Поэзия – гулёна,
Поэзия – жена.

Поэт

Из души, от любви твоя ласка,
Но в словах на меня положись.
Жизнь поэта – не сказка, не маска,
А шальная и острая жизнь.

Созревают в нём яблоки света
И, как пуля, свистит темнота.
Без сияния – нету поэта,
А без тьмы – не пылают уста.

Суть поэзии – необъяснима,
Здесь любые слова хороши.
А поэт, он – двойник, фотоснимок
Своей чувственной, грешной души.

В нём – за женщиной злая охота,
Как за серной, что мчит в облаках,
Той, что стала бы слов позолотой,
Но такой не бывает в веках.

И поэт, словно в штопор, уходит
В высоту нарисованных чувств,
Но потом эти чувства проходят:
Я от них – двойниками лечусь.

Праздник русской духовности и культуры
«Сияние России» в Иркутске

Валентину Распутину

Над Россией лёд ломается,
Перестала стужа выть.
Валентин Распутин мается:
Быть России иль не быть?

Русь – и слава, и трагедия –
Горькой участи верна.
Почему стоит последнею
В жизнь хорошую она?

Знать и чувствовать немыслимо,
Что мы – страждущая голь.
Валентин Распутин выносил
За свою Россию боль.

В нём святым
Господним пламенем
Засветился русский край,
В сердце вспыхнуло, как знаменье:
«Русь Великая – сияй!»

…Всё несбыточное сбудется,
И низринутся враги.
Боже праведный, Распутину
И России помоги!

Нам нужны его старания,
Нам нужна его любовь,
Чтобы «Русское Сияние»
Омолаживало кровь.

* * *

Сеется дождь. И ресницы
В бисере мелком, как пыль.
В памяти пусть сохранится
Лета байкальского быль.

Первые низкие громы,
Молний сверкающих цеп,
Белых черёмух хоромы,
Благости свет на лице.

Дачные курьи избушки,
Птиц «Александровский хор».
И на зелёных подушках –
Ландышей хрупкий фарфор.

Томно Байкала накаты
Мреют под тёплым дождём.
Пусть мы живём небогато –
Мы на Байкале живём.