Детские писатели: Байбородин Анатолий Григорьевич - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Байбородин А.Г. / Произведения

КОСОПЯТ – БОРОДА ДО ПЯТ

Жили-были дед да баба у самого синего леса. Деда звали Савраска, бабу Малахайка. Вот они жили-поживали, детей наживали. И нажили двух чадушек — сестрицу Олёнушку и Машеньку. Олёнушка послушная росла, и звал её дед Умкой. Скажет ей бабка сказку, как деда Савраску запрягли в салазки мух катать. Скажет дед байку, как старуху Малахайку посадил дедок на стайку, чтоб играла в балалайку. И уснет Олёнушка сладким сном. КОСОПЯТ – БОРОДА ДО ПЯТ

Только Машенька не спит. Ножками стучит, Олёнушку дразнит:
— Олёнка-пелёнка — невеста поросёнка.
Дед Савраска байки все проговорит, бабка Малахайка сказки вымолвит. И всё без проку. Не берёт девчонку угомон. Никак не спит. Ушами шевелит, деда с бабкою дразнит:
— Деда Савраску и бабу Малахайку 
Посадили в стайку. 
Стали сеном их кормить,
А потом пошли доить. 
Стала бабка Малахайка плакать-убиваться.
Стал дед Савраска ругаться:
— Вот Олёнушка-то Умка, а ты пошто такая Чумка? Ну-ка, КОСОПЯТ-БОРОДА ДО ПЯТ, забери-ка нашу Машу уму-разуму учить!
Лишь промолвил дед про это, так и одолел Машеньку сон. И приехал в её сон богатырь — сам с пенёк, косопят, борода до пят.
Запряг семеро опят.
Тележка берестяна, оглобельки осиновы. КОСОПЯТ- БОРОДА ДО ПЯТ лихим голосом вопит — ветер в ельнике гудит.
— Кто долго не спит?! Ножками стучит и Олёнушку дразнит?! Кто тут худо засыпает, деда с бабкой обзывает?! Сам не спит, чадушкам моим — шишкам, ягодам, грибам — спать не велит?!
— Это я, это я! — расхрабрилась Машенька. — Спать не хочу, твоим чадам не даю. А ты стар — забодай тебя комар! А ты кривопят — тебя блохи заедят!
Взъярился КОСОПЯТ- БОРОДА ДО ПЯТ, накинулся на Машеньку с берёзовой клюкой.
Испугалась Машенька, света белого не взвидела.
Бежит через сон, сквозь тайгу глухую. Травы хлещут по ногам, листья больно щиплются, всю иголки искололи, шишки в голову стучат. А КОСО-ПЯТ-БОРОДА ДО ПЯТ погоняет опят. Машу настигает. И берёзовой клюкой по спине стегает.
Но тут Машенька из сна выбегает. Просыпается.
Пробудилась и сестрица Олёнушка и сказала Машеньке:
— В лес ходила я во сне. Иду, а на валежинке сидит сам КОСОПЯТ-БОРОДА ДО ПЯТ. Запряг семеро опят. Тележка берестяна, оглобельки осиновы. И говорит мне КОСОПЯТ- БОРОДА ДО ПЯТ: «Олёнушка, мастерица-рукодельница, зачини-ка мне порты! » А порты у него из берёзовой коры. Взяла я кедровую иголку, зачинила дедушке порты. И говорит мне КОСОПЯТ-БОРОДА ДО ПЯТ: «Ты такая Умка. Деду с бабкой помогаешь, браво засыпаешь. Вот тебе гостинчик мой». А на тележке стоит туесок берестяной, а в том туеске земляника-ягода. Красная, поcпелая. Хотела я туесок взять, а КОСОПЯТ-БОРОДА ДО ПЯТ велел в тележечку садиться. «Рук не утруждай, ног не избивай, а садись в тележечку. Отдохни маленько. Отвезём тебя к утру. Ну-ка, — говорит, — ребятки — белые опятки, мчите нас сквозь глухую ночь к синенькому утру». И понеслись опята выше рек текучих, выше туч летучих. И примчали меня прямо в утро...  Вот такой приснился сон. Еж-ли бы взаправду земляники туесок...
Глянула Олёнушка вокруг себя, а тут диво дивное: стоит подле кроватки туесок, полный земляники. 
А Машенька почуяла, что у неё и ноженьки, и рученьки болят — в кровь исколоны.
Осердилась Машенька. 
И опять синий вечер опустился. Запахнули ёлочки свои зелёные глаза, потянулись и уснули. Спит Олёнушка-сестрица. А Машенька лежит, но в голос не кричит, деда с бабкой не дразнит. Стал дед Савраска ей байку говорить: 

— Бабка Малахайка уселася на стайку, играет в балалайку...
А Машенька деду говорит: .
— Не надо байки сказывать. Вы меня не усыпляйте. Ноне я сама усну. А этот КОСОПЯТ- БОРОДА ДО ПЯТ мне гостинец принесёт, землянику-ягоду. Полный туесок. Пусть попробует обманет, — снова расхрабрилась Машенька, — надеру за бороду. Зря я, что ли, засыпаю? Нынче я сама усну. А завтра вечером снова буду ножками стучать, ушами шевелить и Олёнушку дразнить.
Вздохнул сердито дед Савраска и полез на печь к бабке Малахайке, сны глядеть, стары кости греть.
Тут и Машенька уснула. И попала в сонный лес.
А во сне сидит КОСОПЯТ-БОРОДА ДО ПЯТ.
Запряг семеро опят. Тележка берестяна, оглобельки осиновы. Молвит тихо:
— Машенька, дочурка, почини-ка мне порты из берёзовой коры! Отмахнулась Машенька:
— Сам порвал, сам и чини, не великий барин. И давай-ка мне скорей туесочек с ягодой. Нынче я сама уснула. Тащи скорее землянику. Недосуг с тобой болтать, огородно чучело.
— Ах ты, Чумка! — рассердился КОСОПЯТ-БОРОДА ДО ПЯТ.
И накинулся на Машеньку с осиновой клюкой.
И опять поколотил.
Открыла она утром глазки и заплакала. Но стала Машенька с той поры деду с бабкой помогать — грядки поливать. Стала и без уговоров засыпать.
И она уже забыла про деда КОСОПЯТА. Но проснулась как-то утром, а КОСОПЯТ-БОРОДА ДО ПЯТ запряг семеро опят и привёз Машеньке ивовую корзину.
А в корзине той малина, душистая, лесная.
И я там был, малиновый квас пил, по усам текло, да в рот не попало.