Детские писатели: Румянцев Андрей Григорьевич - список произведений
а б в г д е ж з и к л м н о п р с т у ф х ц ч ш э ю я

Румянцев А.Г. / Произведения

ПРИЗНАНИЕ

Венок сонетов

1

Пишу я не историю любви.
Я позднее признанье обращаю
К тебе, кого опять благословляю,
Кого и сам прошу: «Благослови!»

Мне сердце не диктует: «Обнови
Свои слова». Я слов других не знаю.
Я прошлого, как маг, не вызываю:
«Вернись и пылкость прежнюю яви».

Тебя опять любимой назову.
С тобою не во сне, а наяву
Опять пройду пути земной юдоли,

Чтобы среди моих негромких строк
Ты прочитала не пустой упрек,
А строки благодарности и боли.

 

2

А строки благодарности и боли –
Они со мною через двадцать лет.
Все было: тучи застилали свет,
И ревность подсыпала в раны соли.

Крушение надежд лишало воли,
Обида оставляла черный след,
Но два крыла нас унесли от бед,
Мы горькое зерно перемололи.

Легко промолвить в юности «люблю»
А как «люблю» — узнается с годами.
Я сызнова слезами окроплю

Те версты, что опять легли меж нами
Вдали, в глуши, не знавшей колеи, —
Повсюду светят мне глаза твои.

 

3

Повсюду светят мне глаза твои,
Твое лицо мне видится повсюду.
Цветы своим дыханьем напои –
Их тонкий аромат вдыхать я буду.

Летят на землю снежные рои –
Ловлю их, повторив твою причуду.
Начнут мальчишки зимние «бои» -
Я вспомню зябких рук твоих остуду.

Ты всюду — о тебе напомнят мне
И чайка на стремительной волне,
И облако на солнечном раздолье.

Окружены веселою толпой,
Мы все равно наедине с тобой,
Как две звезды в ночном пустынном поле.

 

4

Как две звезды в ночном пустынном поле
Два человека рядом на земле.
Какая власть под солнцем и во мгле
Их держит вместе, будто на приколе?

Живя не королями на престоле —
Не в сытости, не в холе, не в тепле —
Какой же клад, в столице и в селе,
Они хранят — и благодарны доле?

Любовь двух душ... Всесильна власть ее.
Она, как чувство Родины, как братство.
На всю большую жизнь она — твое

Бесценное и вечное богатство.
Напоминая о такой любви,
В душе поют и свищут соловьи.

 

5

В душе поют и свищут соловьи:
Перебираю встречи и разлуки.
Я вспоминаю возглас твой: «Лови!»
И теплые ликующие руки.

Я слышу вновь: «О свадьбе объяви!» —
Слова твоей застенчивой науки.
И я прошу судьбу: «Не оборви
В душе моей немолкнущие звуки!»

Опять к Байкалу привело нас лето.
Люблю тебя и верую, что это
Останется со мною навсегда.

Две вольных чайки на бетонном моле…
Качает звезды сонная вода...
Люблю тебя и верую все боле.


6

Люблю тебя и верую все боле,
Что жизнь великодушна и права:
Недолговечны снег и стужа в поле,
А вечна в поле теплая трава!

Придет беда — и вот, как при помоле:
Седа от белой пыли голова.
Но блещет луч в разломах скал, на сколе,
И в сердце живы нежные слова!

Любовь восстанет из огня и пепла,
Из долгого глухого забытья.
Душе, что вдруг от ревности ослепла,

Она прикажет: зряча будь, как я.
И подтвердят признания твои:
Не усмирить волнения в крови.